чингизид

таможня дала добро

Массажист Т., женщина неглупая и образованная (я без тени сарказма это говорю, по итогам почти трёхлетнего знакомства), узнав о моей недавней поездке, осторожно спросила: "А как вы границу проходите? Вас нормально пограничники и таможенники пропускают?"
"А что, не должны? - спрашиваю. - Вроде за украинский паспорт пока даже в РФ не расстреливают на месте".
"Да нет, я не про паспорт, - мнётся массажист Т., женщина, повторяю, неглупая и образованная. - Я про волосы. Вас нормально пропускают с зелёными волосами? Не бывает проблем?"
ЧИВО?!
Культурный шок, охвативший меня, не описать словами. Зато о нём довольно много говорит то обстоятельство, что в двух магазинах и одном кафе, куда мне взбрело в голову зайти на обратной дороге, вырубалось электричество. Просто бдымц - и всё.

На моё третье по счёту "чиво?!" массажист Т. смущённо забормотала, что вот и хорошо, что пропускают, вот и хорошо, что никаких проблем, а то сейчас, знаете, такое время, везде террористы, и всех принимают за террористов, осторожность не повредит.

Везде террористы, и все до единого с зелёными волосами, чтобы все бдительно обратили на них внимание, ну да.

Дело, впрочем, не в крашеных террористах, хотя это смешно. А в том, что неглупая образованная женщина, гражданка европейской (извинити) страны и жительница нашего дурковатого космополитического, насколько это вообще возможно в Восточной Европе, города, всерьёз считает, что у человека с зелёными волосами могут быть проблемы при пересечении государственных границ и прилагающихся к ним таможен. Как, почему, какие проблемы, с какой стати? - сама толком не понимает. Но точно знает: они могут быть.

Массажист Т. примерно моя ровесница, даже немного постарше, т.е., выросла и повзрослела в СССР. И как большинство бывших советских граждан имеет довольно своеобразные представления о норме. В рамках этой нормы, недовольство отдельно взятого госслужащего внешним видом отдельно взятого гражданина имеет приоритет над законодательством, здравым смыслом и прочими разумными аргументами. Не то чтобы массажист Т. одобряла такое положение дел. Наоборот, она его не одобряет. Но считает нормой по умолчанию. Неприятной ей лично, но не подлежащей сомнению нормой, такие дела.
Это, понятно, не личное заблуждение массажиста Т., а общий баг поколения (нескольких поколений, на самом деле). Но всё это я пишу не для того, чтобы посетовать на искалеченные советским бытом умы и не для того, чтобы посочувствовать бедочкам. А просто потому, что ошибка резидента массажиста Т. помогла мне сформулировать довольно важное правило: неважно, какие у тебя представления о добре и зле, важно, какие у тебя представления о норме.

Именно среднеарифметическое (йобаная демократия) наших представлений о норме делает из обезьяны человека. Ну или легитимирует ад. Как повезёт.
чингизид

про Самое Главное

Пока не прошло желание писать на этом мокром песке (отличный, отличный подход), скажу про Самое Главное. Бог есть! Бога нет! Земля вращается вокруг солнца! Существительное "кофе" мужского рода! Женщины фатально отличаются от мужчин покроем трусов! Котики ми-ми-ми! В смысле, про третий сезон "Твин Пикса". У меня был отличный план: делать вид, будто никакого третьего сезона "Твин Пикса" нет в природе, пока не выложат СРАЗУВСЁ, а потом это СРАЗУВСЁ посмотреть. Но обстоятельства сложились так, что враги поймали пытали и заставили мне пришлось посмотреть первые шесть серий, и теперь я страдаю страшными страдаками (Крысичка, привет).

В третьем сезоне прекрасно всё: комната со стеклянным ящиком, умножение сущностей агента Купера, профессия Бобби Бриггса, все лики зла (особенно чувак с отвёрткой), пироги Нормы, концентрация горячечного бреда на кубический фильмомилиметр; карочи, когда милосердный Господь всерьёз задумался о том, что я могу нуждаться в утешении, Он сперва цинично ржал полчаса, а потом в бесконечном чувстве комического Своём создал режиссёра Линча, сценариста Фроста и ещё разных людей, без которых было не обойтись в непростом деле создания "Твин Пиксов", сколько бы их (сезонов) ни было. Спасибо за это Ему.
Клаусу не нравиццо

пачиму бы не

С записями в ЖЖ у меня стало странно (на самом деле, закономерно, но так долго и сложно объяснять, почему оно закономерно, что лучше уж просто сказать: "странно"). Писать сюда очень не хочется, т.е., не пассивно нихочицца, а активно НЕ ХОЧЕТСЯ. Потому что не стало отдачи.

Отдача это НЕ КОММЕНТАРИИ.
Ещё раз повторяю: ОТДАЧА ЭТО НЕ КОММЕНТАРИИ.
И третий раз, очень громким голосом, для тех, кто читает одну букву из примерно восьми: НЕ О КОММЕНТАРИЯХ РЕЧЬ. Вообще не о человеческой реакции (или отсутствии её) на написанное. А о нечеловеческой. В смысле, о глубинном ощущении. Раньше любая запись в этот журнал ощущалась как вклад в некое общее дело, в которое хорошо (осмысленно, приятно, полезно и и.п.) делать вклад. А теперь ощущается как вклад в дело, с которым не хочется иметь ничего общего. Может быть (скорее всего) по ряду причин надо, но не хочется, хоть режьте.

Это пространство всё больше становится просто-местом-где-они-нас-победили. Кто такие "они", кто такие "мы" - хороший вопрос для холивара, но совершенно излишний, и так понятно же. Но ладно, напишу человеческими словами: жлобы победили людей. Лично меня это как бы не касается, у меня лента друзей ВАЩЕ БЕЗ ГОВНА, и всё ваще без говна: никаких кириллических сервисов, никакого топа, никаких левых комментаторов, в среднем один жалобно выскуливающий ругательства аноним на дюжину записей, идиллия, какой, на самом деле, не было никогда; вообще, топ ЖЖ как магнит, оттягивающий ненужное внимание, очень неплох.

То есть, на поверхности всё - лучше не бывает. Но ощущение причастности к чему-то, в чём участвовать нельзя, всё сильней. Справедливости ради, от всех остальных соц.сетей, начиная с фейсбука и заканчивая им же, это ощущение было очень сильным всегда. А здесь только недавно началось.

И я прям не знаю, что делать, потому что с одной стороны, от меня здесь (пока) много радости. И нельзя её вот так сразу по-свински отнимать. А с другой, такое мощное внутреннее сопротивление, что четверти хватило бы бросить хлебную работу или там, не знаю, что ещё люди бросают. Из партий выходят? От жён и мужей бегут? Рукописи жгут, холсты режут?
Ну, в общем, как-то оно так.

Уговаривать меня сюда писать не надо. Ничего интересного в уговорах нет. Интересно узнать, есть ли ещё у кого-то сходные ощущения (именно ощущения, а не размышления о политике и т.п.). И что вы с этими ощущениями делаете? Может, есть способ выстроить (у себя в сознании) альтернативную модель ЖЖ и писать как бы в неё? Я, собственно, именно так и поступаю, но оно что-то очень уж много сил забирает. А переплачивать я не люблю.
чингизид

Сметут нас с лица земли

Только что по бульвару Вокечю прошла компания мальчишек-подростков, с виду старшие школьники, прикиды по меркам моего поколения вполне панковские, а так-то наверное нормальный подростковый кэжуал. Волокли с собой переносной магнитофон; в прошлом году на эти бандуры была мода, наверное ещё не прошла. Из девайса хреначила симфония Моцарта, какая по счёту, не помню, в этом кластере у меня вечный бардак.
Дети торжествующе поглядывали на нас, скучных филистеров в плеерах, с высоты своей немеряной крутизны.

Ладно, нехай сметают, ежели так.
чингизид

Вы слишком долго живёте в городе V

Вы слишком долго живёте в городе V, если:
- пассажирские воздушные шары в небе вызывают ваш интерес только когда среди них появляются объекты необычной (например, цилиндрической) формы
- когда в доме закончился хлеб, первым делом вспоминаете, где у нас сегодня какая-нибудь ярмарка
- оказавшись в любом другом городе, вы уверенным шагом заходите в любую сетевую кофейню, требуете кофе, а попробовав его, кривитесь и удивлённо спрашиваете: "Этташто?!"
- увидев, как туристы фотографируют очередного аборигена любого возраста/пола с зелёными волосами, в тельняшке, кружевных штанах и, предположим, кедах в цветочек, искренне недоумеваете, что необычного они в этом нашли
- очень удивляетесь, обнаружив, что все три человека, которые случайно оказались поблизости, говорят на одном и том же языке
- прогулявшись пешком полчаса в любую сторону и не встретив по дороге ни намёка на лес или хотя бы рощу, начинаете опасаться, что попали в какое-то альтернативное измерение
-знаете в лицо всех котов на соседних улицах и тревожитесь, если не видели кого-то из них уже несколько дней

/на самом деле, ещё много чего, потом как-нибудь вспомню/
чингизид

Не могу молчать

У меня эта штука уже была в текстовом сообществе, в качестве одного из эпиграфов к последнему блицу. Наверняка многие пропустили. А я так не могу - чтобы все вокруг ходили незаколдованные, как дураки.



(Айвор мне, между прочим, кто-то из вас посоветовал, когда мы перед новым годом разгадывали, что у меня на флешке может быть. Не помню, кто, но знайте, что я перед вами в долгу навек.)
чингизид

Чердак

У меня непростые отношения с информацией. Иди наоборот, слишком простые. В моей голове живёт вечно пьяный дворник с метлой, большой почитатель Шерлока Холмса и его правила не хранить в памяти ничего лишнего. В стремлении навести образцовый порядок этот дворник регулярно выметает из моей головы вообще всё, нужное и ненужное, вперемешку, оставляя только какие-то нелепые сентиментальные сувениры (и неформатные бутылки, которые надеется когда-нибудь сдать). Ну и всё, что случайно спьяну проглядел. Поэтому никогда нельзя предсказать, что задержится в моей голове надолго, а что из неё вылетит буквально через несколько минут. Ясно только, что при любом раскладе останется там совсем немного: мой внутренний пьяный дворник чертовски трудолюбив.
Ктулху

получите и распишитесь

В магазине "Зодиак" (место и правда стрёмное, но там продаются отличные тибетские благовония, которые ни одна зараза не воскуряет перед моим алтарём, так что приходится делать это самостоятельно) у продавщицы зазвонил телефон.
Ну, то есть, это потом стало понятно, что у продавщицы зазвонил телефон. А поначалу это выглядело так: из-под прилавка вдруг зазвучал мужской голос, такой, знаете, не тенор, не баритон, а типично эстрадный козлиный тембр. На мотив, смутно знакомый мне по какой-то телерекламе, прости господи, девяностых, он громко пропел (по-русски, чтобы мало не показалось): "По-о-о-олучи просветление-е-е-е-е-е!" И ещё раз: "Получи просветление!" И так раз пять, пока продавщица не нырнула под прилавок и не ответила на вызов.

Мой внутренний прапорщик (самая дисциплинированная субличность) поступил согласно инструкции. Остальные субличности пока держатся. Но им очень, очень тяжело!
чингизид

Коротко о главном

- Дерево - толстый румяный нахал. Растёт теперь в нашем горшке с таким независимым видом - типа вы все паникёры, никто никуда не засыхал, но ладно, если уж вам так приспичило, могу и у вас порасти, тут вполне ничего.
Если оно и правда фикус Али, как сказали в комментариях (по картинкам похоже), получается, оно к нам надолго. На улице не высадишь. Приехали, блин.

- Остальные толстые румяные нахалы типа каштанов и яблонь, как водится, оголтело цветут по всему городу. Не говоря уже о сирени и прочих мелочах. Штатная, по расписанию, буйная северная весна. Надеюсь, она ещё и долгая будет, как в наших краях положено, а не вот это вот, как на югах - фырррр, и всё.

- Вчерашний Drum2gether, коротко говоря, ясно показал (мне; возможно, никому больше), что без весёлой разнузданности в магии (и настоящей, не фальсифицированной религии) - никуда. Слава хулигану в зелёной майке, который в финале отворил небеса! До этого всё было хорошо, но не про дырку в небе, дырка не пробивалась. И вдруг, натурально в ответ на мои молитвы - рррррраз!
Чувство комического как инструмент повторной (причём на новом, повышенном уровне) сакрализации десакрализованного мне близко как мало что. Очень круто получить подтверждение именно в этом вопросе - одном из тех, где можно опираться только на практику, а она не то чтобы вот прям каждый день.

- И всётакое.
Клаусу не нравиццо

доза саурона

/обсуждаем историю, злобных царей, ужастных тиранов этэцэ/

- Раньше казалось, люди, по большей части, примерно такие как мы. Ну, в смысле, ничо так. И чем чёрт не шутит, может, у каждого есть душа.
- И их мучает злобный саурон?
- Ну да. И они уже прям жить не могут, как мы бы не смогли. А потом выясняется, что таких как мы хорошо если пара тысяч на поколение. А саурон равномерно распределён по семи миллиардам, или сколько их там. И всё что можно с этим сделать - организовать свою жизнь так, чтобы немножко уменьшить ежедневную дозу саурона.
- И вырабатывать антидот.
няпиздинг Алистер

власть над миром

На улице Пилес у меня в плеере заиграла Talijanska Бреговича, и какой-то пьяный старик вдруг начал плясать, так точно попадая в такт, что меня взяло сомнение - не играет ли эта музыка и на улице тоже? Такие совпадения бывают, и я их люблю.

Выключаю плеер, снимаю один наушник. На улице никакой музыки нет, а пьяный старик вдруг обрывает свой танец, останавливается и начинает растерянно оглядываться по сторонам.

Из чего можно сделать два вывода. Во-первых, власть над миром у меня уже есть. А во-вторых, она вот такая. И, собственно, всё.
чингизид

Сказки Оленого брата

В детстве у меня (конечно же) были сказки Андерсена; кстати, не жёлтый двухтомник, как у всех, а книжка в обложке с изображением ночного города, чёрные крыши на фоне тёмно-синего неба; кажется, на одной крыше сидели Пастушка и Трубочист, но точно не помню, мне давно на глаза эта книга не попадалась. Впрочем, речь не о том.

Из всех сказок больше всего меня впечатлил цикл про Оле-Лукойе, потому что в детстве у многих такие... непростые отношения со сновидениями. Правда приключения мальчика Яльмара казались мне скучноватыми, но это было совершенно неважно, возможность узнать, как это у других, сама по себе бесценна. Но по-настоящему меня потряс не сам Оле, а его брат под чёрным зонтом. И даже не сам по себе брат, а то, что Смерть рассказывает сказки тем, кого уносит с собой.

/Рассуждения про страшные сказки для детей с плохими отметками и весёлые для детей с хорошими меня тогда кстати совершенно не впечатлили, это был такой типичный случай взрослого вранья, на которое не следует обращать внимания, взрослые всегда врут про послушание, хорошие отметки, и что им там ещё от нас надо; в книгах тоже врут, эти места надо пропускать./

В общем, страшные они там или весёлые, эти сказки для мёртвых двоечников и отличников, мне было плевать. Но сам факт: Смерть рассказывает сказки тем, кого уносит! Господи боже, вот бы их когда-нибудь почитать, оставаясь при этом в живых! Мне много лет этого хотелось, может быть, больше всего на свете, а может быть и не больше, а только почти, сейчас трудно точно определить. Даже когда стало понятно, что Андерсен - просто сказочник, а сказочники всё выдумывают, всё равно хотелось. Потому что - ну ясно же, что всё остальное он может быть выдумал, а про Смерть, рассказывающую сказки, откуда-то узнал.

Почитать книгу сказок брата Оле Лукойе мне конечно не удалось - откуда её было взять? Но в некоторых особо важных вопросах слова "нет" для меня не существует. Поэтому я уже много лет эти сказки пишу.
чингизид

Дерево, Карл

Эта нелепая история началась с красивого кадра: коренастый пожилой мужичок, одетый во все эти ваши оттенки серого, вынес из дома осень, дотащил её до помойки и бросил там под цветущей за баками черёмухой, в самый разгар весны.
Осень выглядела как примерно полутораметровое деревце, листья которого начали желтеть - не все, где-то четверть. Ну или треть.
Кадр был красивый, у меня при себе не было камеры; на этом, собственно, и должна закончиться история. Но нет, она, зараза, только началась.

Мужичок в сером уже закрыл за собой дверь подъезда, когда до меня дошло, что оно только как метафора очень красиво, а на практике, человек только что выкинул на помойку дерево. Засыхающее, но пока живое. Блин.

Минут десять спустя, уже дома до меня дошло, что у нас же теперь огромный балкон. И ещё не очень поздно, в смысле, магазины работают. Можно успеть купить горшок.
Мне совсем не понравилась идея притащить на свой прекрасный цветущий балкон полумёртвое дерево, но мало ли, что мне не нравится. Не обо мне разговор, а о дереве. Даже если оно засохнет (такая вероятность довольно велика), умирать всё-таки лучше в приятной обстановке, чем на помойке, это вам любой ангел смерти подтвердит.
Пока вся эта чушь насчёт ангелов смерти витала у меня в голове, остальной организм пришёл в состояние терминатора, это которое "вижу цель, не вижу препятствий". В этом состоянии я могу ващевсё, и очень его за это не люблю. Потому что всегда не хочу Рагнарёк, а хочу фыр-фыр-фыр - ну, это понятно.

Однако не успела голова придумать двести восемьдесят шестой убедительный аргумент, почему мне всё это даром не надо, а боевой организм уже смотался на помойку, приволок дерево, протащил его на балкон сквозь строй офонаревших кошек и побежал заводить машину. До закрытия магазина, где можно купить землю, горшок и дренаж, оставался всего час.
Естественно, часа нам с организмом хватило с головой.

Теперь у нас на балконе живёт уходящая осень, в смысле, полумёртвое дерево-бомж, подобранное на помойке, бывшее домашнее, у нас и кошки такие, бывшим домашним зверям и деревьям на помойке оставаться нельзя. А у меня по этому поводу нет ни одного цензурного слова, зато есть целых два плана на будущее: если засохнет, сожжём его с почётом в камине, читая вслух Тибетскую Книгу Мёртвых в переводе на язык растений (можно как раз садиться за перевод). А если выживет, придётся его высаживать в почву где-нибудь на речном берегу, предварительно до этого берега как-то дотарабанив.

Я кстати не знаю, кто оно по национальности. Листья примерно как ивовые, ствол худой, но явно древесный, ветки растут вверх. Есть подозрение, что это одно из тех бедняг, кого продавали в супермаркетах перед Пасхой - с нарядными серёжками, в парадных горшках. У него и ком земли у корней в форме горшка, слишком маленького для дерева. Точно пасхальное деревце из "Максимы". Стопудов.
Клаусу не нравиццо

и о гинекологии

Утром в гмейловскую почту, куда обычно не приходит спам, свалилось письмо следующего содержания:

Здравствуйте, коллеги!
Мое имя Наташа. Я хочу вам предложить услуги по созданию текстов. Веду работы в этом направлении более 10 лет. Занимаюсь написанием текстов на самые разные тематики: спорт, материнство, телефония и пр. Этот контент можете применять для заполнения вашего портала и для его продвижения.


Анекдот про гинеколога, который убил девочку в парке, все помнят?
Клаусу не нравиццо

о гармонии

Чтобы достичь полной гармонии с миром некоторым особо просветлённым гражданам в моём лице, оказывается, достаточно поставить на экран телефона заставку с надписью "масса пхатма"*.

____________________

* Первый краткий бунабско-русский словарь, доступный крайне неширокой публике в количестве 2 (две) мыслящих монады, переводил это бранное выражение следующим образом: ближе всего к рус. сленг. "пидормот".
няпиздинг Алистер

кажется, довольно простое

Одну из самых грубых (и распространённых) ошибок в коммуникации человека с остальным миром легко разъяснить на простом примере.

У нас (и наверное во многих городах) есть такие специальные площадки для роллеров, скейтеров, велосипедистов и кто там бывает ещё - с горками, трамплинами и другими приспособлениями для акробатических трюков и выработки адреналина заодно.
Так вот, очень многие люди, проходя мимо, стараются на этих кувыркающихся роллеров-скейтеров не очень смотреть. А люди женского пола часто позволяют себе откровенно квохтать вслух: "ай-ай-ай, мамочки, бедненькие, сейчас разобьются, кто им разрешил, надо им запретить!" Такое самовыражение диктует им культурная традиция: квохтание нужно, чтобы продемонстрировать т.н. доброту - социальноодобряемое поведение, к настоящей сердечности никакого отношения не имеющее; собственно, потому и одобряемое, что не.
Но ладно, проехали, я на тему социальноодобряемого поведения годами могу рычать (причём совершенно без толку, спасибо, я в курсе).

Разговор сейчас не о том, кто квохчет, а кто мужественно молчит, но всё равно внутренне содрогается, глядя на малолетних акробатов, А в том, что если осознанно отключить (хотя бы!) выученную большинством из нас дурную привычку до спазмов напрягать мышцы в эмоционально насыщенный момент, можно со спокойным интересом смотреть на кувыркающихся детей и подростков, с одной стороны, помогая им своей уверенностью, что у них всё получится, а с другой отчасти как бы переживая этот весёлый полёт; для людей от природы неуклюжих, вроде меня, или утратившим ловкость с возрастом по мере обретения опыта, это прекрасный шанс.

Я к этому делу отношусь очень ответственно и внутренне собираюсь, приближаясь к очередной спортивной площадке, чтобы не допустить инстинктивного перепуга и никого нечаянно сомнением не уронить. А в идеале, наоборот, немного помочь акробатам уверенностью, что всё получится - у таких ребят всё получается, всегда.

А теперь отвлечёмся от примера, который нужен был только для наглядности. И вспомним, что весь мир - вот такая спортивная площадка с трюками. О трюках, которые делаем мы сами, разговор отдельный. А о трюках, которые постоянно проделывают другие у нас на глазах, станет ясно, что у нас, в сущности, очень простой всегда выбор: или внести помехи, демонстрируя привычный (и заодно социальноодобряемый) переполох, или благословить уверенностью, что у всех всё получится, и дальше пойти.
petro

Южнорусское Овчарово

Вот, слушайте, честное слово, одна из тех (очень немногих) книжек, ради которых мы когда-то отважно шагнули из Бардо Смерти в чрево кириллического сектора - чтобы прочитать такую круть в оригинале, а потом всё, можно в сияющий лотос, хватит с нас.

Спасибо уважаемой Вселенной, что у нас есть Лора, и что она вообще есть - не когда-нибудь, а здесь и сейчас.

шляпа

Всё про эту холодную весну



/На самом деле, у нас был роскошный апрель, всё происходило так медленно, как и должно быть весной, почки на деревьях начали распускаться в самом начале апреля и толком не распустились до сих пор, форзиции цвели целый месяц и теперь ещё только доцветают, самую первую цветущую алычу друг Р. нашла на улице Лапу на Пасху, коллеги присоединились к ней (не к Р., к алыче) всего дня три назад. Как по мне, пусть всегда будет такая медленная весна, удовольствие надо растягивать, а возвращение к жизни, несомненно удовольствие, хоть и тяжёлый труд./

Вот эта дикая слива с улицы Лапу:



и ещё всякий виленский апрельCollapse )
чингизид

Дух скотства

Вполне может быть такое, что не все, кто иногда заглядывает в этот журнал читают Лору tosainu; впрочем, она всё равно в основном в фб. Поэтому дам здесь ссылку на Лорину статью "Дух скотства над водой" в Новой Газете.

Статья в трёх частях, читать лучше по порядку, хотя даже одну только первую часть мало кто выдержит; я сейчас не преувеличиваю совсем. Там про ад на земле - специально для зверей в дельфинариях. Вот сейчас мне надо снова открыть статью, чтобы дать ссылки, и у меня перед глазами красный туман. Как она (автор) полтора месяца путешествовала по этим кругам ада, а потом всё это писала, я не знаю. Наверное, просто на некоторые особо трудные дела человеку даётся столько сил, сколько надо. Иных объяснений у меня нет.

Лора считает, что чем больше людей будет знать, что дельфинарии - любые, как явление - абсолютное зло, тем лучше. Я не верю, что скотство отдыхающей толпы хотя бы теоретически победимо, но очень хочу ошибаться. Поэтому вот ссылки на все три части:

1

2

3

Читайте, пожалуйста. Или хотя бы просто сходите по ссылкам. Сейчас такое поганое время, когда недостаточное число кликов может закрыть тему как неактуальную. Как я этот принцип ненавижу, знали бы вы.
чингизид

Консульство

Нынешняя настольная лампа наверное лучшая в моей жизни, самое приятное для моих глаз освещение; но речь сейчас не о том, как она нравится мне, а о том, как это дело выглядит снаружи.

Несколько дней назад вышли вечером ненадолго, не выключив электроприборы. И оказавшись на улице, увидели, что из окна моего кабинета херачит тот самый тусклый (ослепительно тусклый) белый свет, который в Бардо смерти считается приглашением переродиться в Дэвалоке. Похоже, тут их консульство у меня. Кому непостоянства и погони за наслаждениями, можете очередь занимать. А я повешу табличку "пива нет" и предамся страстям, как это у нас на родине принято.
чингизид

Успех

Состояние "успеха" это такое (безусловно, приятное) состояние, специфика которого (если уметь достаточно глубоко отслеживать свои ощущения) заключается в том, что в этот момент чувствуешь себя настолько на своём месте во вселенной, что ясно: тебя отсюда никуда не подвинут, потому что ты идеально занимаешь отведённое тебе пространство и безупречно справляешься со своей основной задачей; грубо говоря, ты бессмертен, пока боги, сложившие пазл, фрагментом которого ты являешься, любуются этой красотой с небес.
Поэтому от "успеха" всегда бывает прилив сил - это высвобождаются ресурсы, которые всегда (неосознанно) расходовались на поддержание внутренних систем безопасности, теперь отключившихся за ненадобностью. Это всегда ненадолго, у многих этот счастливый момент вообще всего секунду длится, потом системы безопасности снова включаются, и на место настоящей эйфории успеха приходит привычное думанье: "у мине тута успех", - приятное, но без спецэффектов в виде прилива сил и прочего взлёта духа.

Всё это /надеюсь/ и так понятно, но отдельно интересно отслеживать, какого рода успех (в какой области) каждого из нас окрыляет - вот до этого состояния полёта и (физически ощутимого) тепла от внутреннего огня. Это поможет многое понять о себе.

Меня, например, всегда окрыляет добыча. Любая, но именно добыча ("добывать" - процесс, отличный от обычного повседневного "купить", "получить в подарок" и пр.). Добыча - это найти и присвоить, применив ловкость, ум или просто удачу, как-то так.
Удачные примеры: греческая одноцентовая монетка с афинской триремой, которую мне удалось заметить в стаканчике с чаевыми для баристы "Кофеина", попросить разрешения обменять на обычную и получить; кофемолка особой конструкции, нужная не мне, но после нескольких лет совместных поисков, омрачённых сомнениями из серии "таких вообще не бывает" найденная на витрине магазина электротоваров в одном экземпляре; первый щавель, собранный во время прогулки в роще (я терпеть не могу "зелёный борщ", но желание притащить домой добычу всегда было сильней моих кулинарных предпочтений); кофейня с Очень Хорошим Кофе в городе, где таковых, по общему убеждению, нет. Когда мы в юности скупали души знакомых (ничего не зная об аналогичном проекте Комара-Меламида), каждая душа тоже была добычей, поэтому этот дурацкий проект я до сих пор вспоминаю как самый счастливый.

Всё остальное, включая лучшие (объективно) из своих дел, я как "успех" не воспринимаю. Нормальная рабочая ситуация, а как иначе-то. Но стоит мне обнаружить в обычном виленском супермаркете длинный индийский перец пиппали (мы его покупали сперва в специальной лавке пряностей, а когда она закрылась, заказывали в интернете, и точно знали, что в обычных магазинах такого не бывает) - и я на небесах.

Исходя из этого, я, получается, по замыслу небесной канцелярии, охотник. Мне положено добывать, остальное - опционально.

А вас какого рода успех окрыляет? В каких делах?
шляпа

Вся власть сознанию / дополнительные материалы

Чтобы получить возможность осмысленно работать с материалом, данным нам в ощущениях, и именуемом бытием, следует понимать вот что: т.н. личность это просто набор первоочередных реакций тела и сознания на поступающие извне сигналы. Фсё. Мы (т.е. наши /бессмертные, между прочим/ сознания) у этого набора томимся в плену. И зачастую (вообще-то, по умолчанию) не отличаем себя от себя, т.е. осознание от реакции. И, в итоге, не можем даже познакомиться с собой, не то что пощупать. Такие дела.

Почему собственно так важно выстраивать дистанцию между собой и собой (т.е., приучать себя к паузе между поступлением внешнего сигнала и первой реакцией на него - причём не ответным поступком, а внутренней реакцией, какова бы она ни была). Во-первых, паузу держит не личность, а сознание. Разрывая таким образом оковы мирового империализма личности на краткий миг. Во-вторых, именно тот, кто держит паузу, принимает решение, что делать дальше. Он может выбрать реакцию, отличную от привычной. И сделать, таким образом, весомый вклад в смену личности. Менять которую, собственно, надо не потому, что бывают "плохие" и "хорошие" личности, и нам надо добыть себе получше. Оно конечно так, всегда приятно иметь ситуативно удобную в каждом конкретном случае личность, но это не первоочередная задача. Первоочередная задача - взять власть в свои руки (в руки сознания). Кто в доме хозяин, того и тапки, а вместо тапок у нас - весь мир.

Для такого поведения конечно надо дохрена сил и внимания; лично у меня уходит чуть ли не вообще всё. Но этот вклад имеет смысл делать. В отличие от любых других вкладов он - бессрочный, в небесный банк. Потому что пока мы держим паузу и меняем фигуры на внутреннем поле, мы бессмертны. А а остальное время, извинити, нет.

Не нужно только, пожалуйста, спрашивать в комментариях, что теперь делать лично вам. Я не знаю мне не заплатили за такое про вас знать. Ну и вообще глупо и безответственно искать гуру в интернетиках, где кто угодно любые слова может написать (а некоторые ещё и картинки вставляют для привлечения внимания я бы тоже, да не знаю, на какие кнопки надо нажимать). Из наблюдений за живой природой я точно знаю одно: когда задача поставлена, и необходимость её решить оценивается (внутренней палатой мер и весов) как вопрос жизни и смерти, всё так складывается, что как минимум становится ясно, с чего начинать. А когда не вопрос жизни и смерти, а так, поболтать, вокруг собираются всякие шарлатаны и просто болтуны, сбивают с толку, поэтому в таком деле лучше быть горячим или холодным, тёплые - в зоне риска, их, как это принято, изблюют из уст.
няпиздинг Алистер

Каждый человек приёмник

Каждый человек звезда художник приёмник. Типа радиоприёмника на батарейках. С диапазоном - как повезёт.
Кроме того, каждый человек - передатчик (разного рода сигналов); ну, это понятно и так.

В детстве мы все более-менее исправные приёмники; ясно что с изначально разными параметрами - чувствительностью, избирательностью, широтой диапазона. Но в целом эта функция более-менее работает у всех.
Взрослые люди обычно очень говённые приёмники, со сбитыми настройками, часто с подсевшими аккумуляторами. Но приёмники всё равно, как минимум, потенциально. И когда человек не работает как приёмник (работает слишком мало, не осознаёт эту работу), его терзает голод, который если даже (редко, очень редко!) осознают, интерпретируют как голод по чему-нибудь другому. Например, по (чота ржу) Великой Любви. Но, в общем, бывают разные варианты.

Из вышесказанного много чего следует. Да практически всё. Я имею в виду, что пытаться объяснить себе феномен бытия, игнорируя эту техническую подробность, занятие вполне бессмысленное. На каком-то этапе придётся начинать выдумывать и врать (себе, в первую очередь), чтобы закрыть зияющие адовы врата некоторые лакуны.

Взять хотя бы это ваше пресловутое воспитание. Главная фишка не в том, что родители делали правильно, где ошибались, кого куда в какое место недолюбили и сколько нанесли так называемых трамв. А в том, что они излучали. Я хочу сказать, рядом со счастливыми балбесами, полными энтузиазма и любви к жизни, сколько бы педагогических ошибок они ни совершали, с большой вероятностью вырастет человек, который это умеет по умолчанию - радость, энтузиазм и любовь к жизни, я имею в виду. Исключения бывают, но редко, когда настройки очень уж сильно сбиты, и встроенный приёмник искажает поступающий сигнал до полной неузнаваемости. Зато иногда сбитые настройки спасают от повинности научиться быть злым унылым робким говном. Ещё спасает повышенная чувствительность, когда человек принимает сигналы не только от ближнего, но и от дальнего мира. В дальнем мире всегда чего-нибудь интересного можно нарыть.
/Травмы кстати тем бывают хороши и полезны, что часто повышают чувствительность. Не желая ловить исключительно сигналы мучителей, человек начинает (обычно неосознанно) перестраивать своё принимающее устройство, повышать восприимчивость, поворачивать его в разные стороны - где бы ещё чего взять? Иногда получается, и это очень круто, потому что сигналы из, условно говоря, космоса (или Нижнего мира, это уж кому как повезёт) - самое крутое, что мы можем получить./

Созревая, человек неизбежно тупеет. В смысле, как приёмник тупеет, утрачивает чувствительность и подсаживает аккумуляторы. Это поправимо, если специально над этим работать подходящим вам способом или просто регулярно получать хорошие годные рабочие травмы, предварительно уродившись очень живучим, хо-хо. И конечно быть приёмником полностью никто не перестаёт. Хоть какие-то сигналы (отличные от физического и словесного воздействия) да ловит. Это важно о себе знать.

Это было, можно сказать, предисловие, практически безобидное бла-бла-бла. Сейчас пойду по всяким делам, посмотрю, не свалится ли мне на голову пара-тройка новеньких кирпичей, не сломается ли компьютер, не отключат ли электричество нараёне, всё вот это вот. И если уважаемая Вселенная не даст мне внятных указаний заткнуться, продолжу. Мне давно было интересно на эту тему поговорить (с собой, но у меня мыслительный процесс имеет форму диалога, поэтому мне, чтобы понять, что я имею в виду, проще всего записать, а потом прочитать; сесть и обдумать - совсем не то).
чингизид

Вчера в кофеине на Гедимино (возле Лукишской площади)



Номер телефона замазан мной, а так-то он там есть - местный. Не знаю, настоящий ли, чего Барбаре без дела звонить.

Вот всё-таки умеют некоторые говорить "спасибо" так, чтобы адресат услышал и получил вместе с этим "спасибо" дополнительный источник силы длительного действия. Меня очень круто вштырило, если что.
чингизид

Боржчь - скандалы, расследования

Сенсационное раскрытие головокружительной интриги с напитком продуктом питания, который у нас в доме зовётся борщом.

Идеология
- Во-первых, мы принадлежим к той (южной, как я понимаю) категории пользователей борща, которая считает, что борщ должен быть красным от томата. А не от этого вашего буряка.
- Во-вторых, мы считаем, что в борще должно быть много мяса. Очень много мяса. И можно вообще без борща.
- В-третьих, мы не едим млекопитающих кроме колбасы. Без фанатизма, но обычно всё-таки курицу и индейку. Просто мы ненавидим птиц и стараемся их уничтожить.

Практика
- Сперва мы варим филе курицы, или индейки, или обеих. Кого поймали, того и варим, короче, предварительно порезав на сравнительно небольшие куски. Именно филе, без костей. Мы не любим так называемый "навар".
- Плохая новость: "шум" всё равно будет. И его придётся снимать. Но его будет мало, вполне можно пережить.
- Вместе с филе кого поймали варятся луковица (целая) и всякие корешки типа пастернака, сельдерея, петрушки, не очень много, чтобы не сильно громко потом заявляли о себе в общем хоре. Ещё к ним можно кинуть картошку, пусть тоже варится, нам не жалко. Но только если картошка перед этим хорошо себя вела!
- Вся эта ахинея продолжается примерно двадцать минут. Через двадцать минут можно попробовать мясо, обычно выясняется, что оно уже сварилось. Если нет, можно дать ему ещё минут пять. Но больше точно не надо.
- И вот настал тот прекрасный момент, когда борщ становится борщом. То есть, супом красного цвета. Для этого в бульон с ничего не подозревающими кусками чего поймали, вероломно закидывается томатная паста - в худшем случае. В случае получше мы кидаем туда полуфабрикат для супа "гаспаччо", т.е., протёртые помидоры без консервантов, у нас такое в магазинах продают. В наилучшем случае у нас дома есть натуральный томатный сок в стеклянных бутылках из эко-магазина; в прям-таки идеальном - такой же, но не просто томатный, а овощной сок. Этот сок добавляют в бульон в пропорции примерно пол-напол (полуфабриката гаспаччо примерно один к четырём, томата - несколько ложек, смотреть на цвет).
- Всё это доводится до кипения, огонь прикручивается до минимума, и в этот момент - тадаммм! - в кастрюлю кладут заранее нарезанную (чем тоньше, тем лучше) капусту. Капуста нужна, во-первых, для порядку - всё-таки у нас борщ. А во-вторых, капуста в борще - сюрприз, сюрприз! - может быть вкусной. Если её не разварить до состояния (извинити) вялой сопли.
- Вместе с капустой можно накидать любых пряностей, по вкусу (но не анис!) Мелко нарезанный перец чили приветствуется, но не обязателен, не все любят глотать огонь. Пряности лучше добавлять именно в финале, чтобы сохранили всякие полезные свойства, длительная термообработка никого не бодрит.
- И вот теперь - ещё пары минут не прошло с тех пор, как мы закинули капусту! - выключаем огонь совсем, накрываем кастрюлю крышкой и оставляем борщ заниматься вдумчивым осмыслением бытия. Можно положить рядом с кастрюлей несколько томиков какой-нибудь философской литературы (как и пряности, по вкусу, но следует помнить, что Шопенгауэр - аналог аниса).
- После того, как борщ определится со смыслом бытия (обычно минут двадцати ему хватает), его можно пожирать. С каждым днём он становится всё вкуснее, поэтому лучше варить сразу много, чтобы получить шанс вкусить Борщ Третьего Дня (хотя бы третьего, дольше у нас не получалось терпеть).

Достоинства:
- Это очень вкусно. При этом съесть его можно адскую гору и не обожраться - никакого навара в ём нет.
- Это так просто, что могу приготовить даже я - при том, что в целом к плите меня подпускать следует только если вы заранее готовы оплатить хотя бы полсотни визитов к психотерапевту. Не мне, плите. Мне-то чего сделается.
- Это очень вкусно. Что, уже было? Ничего, пусть будет ещё раз.

Недостатки:
- Мама не простит.
- А бабушка ещё и не переживёт.
- ЭТО ВАЩЕ НЕ БОРЩ!

_________________

Внимание, вопрос: а у вас есть такие адаптированные под себя традиционные блюда, в процессе адаптации утратившие былую суть?
чингизид

О чём всегда интересно говорить

Ужасно жалко загибающуюся игру в спейстайме. Мне кажется, беда в том, что мало кто из ведущих, придумывая темы, заботится о том, чтобы как можно большему числу людей было интересно про это поговорить. Вот прямо сейчас тема Сны с продолжением - совершенно провальная. Потому что они, во-первых, мало кому снятся. А во-вторых, те, кому снятся, довольно редко жаждут об этом публично поговорить. Доктору Юнгу на ушко - ещё туда-сюда.
Перед этим была тема То самое место - вроде интересная, но слишком абстрактная. Что угодно можно под этим соусом рассказать. А "что угодно" обычно тождественно "ничего". История, которую не лень не просто вспомнить, но ещё и записать, должна выскакивать чёртиком из коробочки, с криком: "А вот и я!" Это, как ни странно, обычно получается, когда тема задана простая и конкретная. Скажем, Мои первые книжки - куда уж проще и конкретней! И понеслось.

Я всё это пишу не ради бессмысленной критики, а на правах печального вздоха. Потому что хочется, чтобы игра продолжалась, но писать про сны всё равно не пойду, хоть стреляйте. Зато интересно подумать про (потенциально) удачные темы. В смысле, о чём мы всегда готовы бесконечно говорить с любым числом собеседников (а не по секрету с кем-то близким). Лично я, наверное, про разные игры, про нелепые, неожиданные события, про удивительных людей, про разные страны и города (вообще про поездки), про одежду, про всякие сентиментальные детали ушедшего быта типа проигрывателей и телеграмм, вообще про устройство жизни в нашем детстве и юности, про книжки-фильмы-музыку-искусство, про своих и знакомых зверей и ещё про еду (как что-то впервые пробовали, как учились готовить, что было самое вкусное в мире в детстве, а теперь нет, или наоборот, какой адский ужос в нас иногда пихали и т.п.). Если когда-нибудь захотите целиком завладеть моим вниманием, просто спросите, что у нас в доме считается борщом (и приготовьтесь стрелять на поражение - такое откровение мало кто переживёт).

А вы о чём всегда готовы потрепаться? В смысле, до такой степени готовы, что держите меня семеро, и прощайте, срочные дела :)
няпиздинг Алистер

почём народ для опиума

Давно (несколько месяцев назад) один умный человек с хорошо прокачанными навыками рефлексии объяснил мне своё скептическое отношение к, скажем так, не совсем обычным проявлениям реальности. Сказал: ну смотри, лично со мной ничего чудесного не происходит. Значит, если я выберу думать, что оно есть, из этого автоматически следует, что со мной не всё в порядке. Поэтому для меня лучше, чтобы ничего такого не было ни для кого.

Я до сих пор, как говорят в таких случаях, обтекаю испытываю умеренное сатори.
Хотя на самом деле, давно можно было догадаться и без подсказки. В рамках культуры с низкой ценностью человеческой жизни так подходят вообще ко всему: есть ли тут на что опереться? Есть ли тут свидетельство моего высокого качества? В рамках какой концепции у меня больше шансов получить разрешение быть?
Мамачки.
чингизид

из диалога

- У меня прекрасно простроены границы. Я никогда даже мысленно не вмешиваюсь в чужие дела. Например, что происходит на Марсе, меня не касается. Прикинь, меня не парит даже Марс в двух шагах отсюда. В двух сраных шагах!

/было сказано на полном серьёзе; это я сейчас понимаю, что звучит очень смешно./
чингизид

крокусы

Последний из наших крокусов на вершине холма, под которым спит князь:



На холме мы с Р. сажали луковицы на несколько дней позже, чем во всех остальных местах, но и там наши крокусы уже давным-давно отцвели, а этот был поза-позавчера. Наверняка самый последний крокус в городе. Теперь уже, думаю, и он отцвёл.

Пред-предпоследние, жёлтые ещё неделю назад были под деревом на площади Тибета, там тень, вот они и задержались:



А на берегу Вильняле и во дворе Художественной Академии ещё в марте цвели:












В общем, все отцвели, а за мной остался должок, что-то типа зарока: если вырастут наши крокусы, запишу, почему они были так для меня важны. Записывать совершенно не хочется, но слово надо держать.
Держу.

- Миф об изгнании из рая проехался по моей жизни асфальтовым катком. Меня натурально вырастили в раю (как потом выяснилось, мне-то казалось, это просто норма). Так вот, в раю у нас были тучные стада крокусов. Толпами по весне цвели.
Потом меня из этого рая увезли. С тех пор я знаю, что из рая запросто вылетают и без вины, жрать всякие запретные плоды совершенно не обязательно, достаточно влипнуть в соответствующий миф.

- Почему я до сих пор на полном серьёзе называю "раем" окраину Берлина первой половины семидесятых, открытый военный городок, вернее, микрорайон в Карлсхорсте, более-менее густо населённый семьями прапорщиков, старшин, мелких посольских чинов, монгольскими дипломатами и одинокими вольнонаёмными вперемешку с гэдээровскими немцами - закономерный вопрос. Легко принять такую позицию за излишне эмоциональную идеализацию своего сраного-детства, однако дело не в сентиментальности, которой во мне вовсе нет (изгнанные из рая или быстро от неё избавляются, или ломаются под тяжестью этого груза).

- Состоятельность любого общества (включая малые закрытые сообщества вроде нашего микрорайона) определяется ценной всякой отдельно взятой человеческой жизни - по умолчанию, без учёта личных достоинств и персональных заслуг. Чем выше эта цена (фиксированная, прошитая на подкорке у каждого), тем совершенней общество, вот и всё.

- Конкретно у нас всё так удачно сложилось, что наше микро-сообщество было приближено к райскому совершенству, насколько это вообще возможно. Отчасти потому, что наши родители (и все остальные взрослые) были, по большей части, простыми людьми (напоминаю: прапорщики, старшины, вольнонаёмные, не офицерьё) без особых способностей и амбиций. И всё равно попали на несколько лет ВЗАГРАНИЦУ. Для советского человека круче был только полететь в космос. Все эти люди вполне осознавали, что переживают прямо сейчас самые счастливые дни своей жизни. И высоко ценили членов своих семей, сослуживцев, знакомых и просто соседей как свидетелей происходящего с ними чуда. Это создавало удивительную атмосферу. Достаточно наверное сказать, что мне только в девять лет (со слов одноклассницы, дочки офицера, не из нашего района, а из закрытого городка) стало известно, что некоторые взрослые бьют детей. Это была удивительная, шокирующая новость. Как такое может быть?!
Другой момент - окружающие гэдээровские немцы по понятным причинам были заинтересованы, чтобы со всеми нами никогда ничего плохого не случилось. Ровно в том же были заинтересованы полицаи, охранявшие находившееся поблизости монгольское посольство и дом посла. Я часто всем рассказываю про дяденьку-полицая, который чинил наши игрушки и держал в будке пластырь на тот случай, если мы разобьём коленки. Рассказываю и себе не верю, звучит, как феерический бред. Но добрый дяденька-полицай действительно был. И толпы немецких пенсионеров, всегда готовых угостить конфетой и подарить цветок из своего сада. И соседи-соседки, возившиеся со всеми детьми, как со своими и кормившие всех подряд, не разбираясь, кто тут чей. Все они были. И их поведение было нормой, а не чудом. Поэтому сейчас, оглядываясь назад, я и говорю, что меня вырастили в раю.

- Меня вырастили в раю, а потом внезапно привезли в ссср, где ценность человеческой жизни была... ну, какая была. Вы все в этом выросли, даже те, кто гораздо младше, в этом смысле на постсоветском пространстве мало что принципиально изменилось (на разных участках его по-разному, но с моей точки зрения, это настолько незначительные нюансы, что лень в них вникать). Вот поэтому (в первую очередь, поэтому) я с вашей точки зрения такой странный персонаж. Для кого-то очень привлекательный, для кого-то отталкивающий. Для людей, выросших на постсоветстком пространстве, я - инопланетянин. Существо из другого мира. У нас фундаменты разные, и это проявляется во всём.
(Для западных европейцев я, собственно, тоже инопланетянин, но контраст меньше, у них базовая ценность человеческой жизни в годы их детства вполне ничего была. Впрочем, разница всё равно велика: искусственная среда есть искусственная среда.)

- Выжить среди вас было, извините за откровенность, почти невозможно. И до сих пор не то чтобы так уж легко. Потому что люди, для которых ценность человеческой жизни по умолчанию ниже, по умолчанию же более хищные. И более, скажем так, осторожные, хотя мне конечно хочется написать: "трусло". Но это несправедливо - обзывать людей только потому, что мне трудно и скучно (базово скучно) среди них жить.
Выжить среди этого вашего осторожного людоедства мне удалось, как я сейчас вижу, исключительно из вредности. Я не люблю проигрывать, а не выжить среди вас = проиграть. Ну и плюс несколько раз фантастически везло. Как будто на небесах кто-то на меня поставил и теперь иногда жульничает, потому что тоже не любит проигрывать. Спасибо ему.

- Ну и ещё такой момент. Сердце изгнанного из рая изгнано оттуда навсегда (и навсегда разбито). Но рай на то и рай, чтобы всюду следовать за изгнанником. В каком-то смысле, всякий такой изгнанник - сам себе рай. Иногда (ненадолго) даже другим, если у него очень много сил. Поэтому нас (всех, по чьей жизни проехался этот долбаный миф об изгнании) любят больше, чем мы того заслуживаем. Мы, сами того не желая (а часто желая противоположного, изгнанные из рая обычно не любят нравиться) самим фактом своего существования обещаем то, чего никогда не дадим.

- Мы совсем далеко ушли от крокусов (но ещё к ним вернёмся), просто если уж речь зашла, не могу не высказать наболевшее с большой буквы Ны. Чем ниже ценность человеческой жизни в обществе, сформировавшем человека, тем сильней в нём (человеке) потребность утверждать свою персональную ценность любым доступным способом. Чтобы не убили и не съели (или хотя бы убили и съели не раньше, чем всех остальных). Понятно, что бороться с этим практически невозможно, потому что у большинства оно происходит неосознанно, инстинктивно. А способов утверждать свою ценность такое великое множество, что симптоматику описывать задолбаешься.
Я (инстинктивно же, просто я свои инстинкты обычно отслеживаю) воспринимаю подобное поведение, как безумие. Потому что, с одной стороны, вижу в каждом бессмертную искру, ценность которой для меня безусловна по умолчанию. А с другой - людоеда, который пытается опереться на меня в поисках доказательств, что он имеет право (например) быть съеденным позже меня. И от такого когнитивного диссонанса даже природный экстраверт вроде меня быстро превращается в интроверта. В смысле, начинает быстро уставать от людей. Потому что всего, на чём вы основываете так называемые "отношения", у меня в базе вообще нет! Выучить правила поведения оказалось несложно, чего тут сложного. Но от этой имитации так тошнило, что пришлось её прекратить. При том, что отказ от имитации был почти равносилен самоубийству, а с инстинктом самосохранения у меня всё в порядке (чуть ниже среднего по палате, но всё равно о-го-го).

- Ну в общем. Я всё это не к тому рассказываю, чтобы похвастаться, будто я лучше других. Я не "лучше" и не "хуже", у меня просто другая база. И больше тут не о чем говорить. Разве что, ещё раз печально констатировать факт: миф об изгнании из рая проехался по моей жизни асфальтовым катком. Это было (с моей точки зрения) грандиозное, сокрушительное поражение: меня увезли из рая, мне не удалось ни остаться, ни построить его вокруг себя на новом месте. Понятно, что это невозможно для девятилетнего человеческого ребёнка. Но для меня "невозможное" - это просто то, что у меня не получилось до сих пор, а потом когда-нибудь - вполне может быть. Это тоже последствия райского воспитания. Меня так избаловали в этом нашем раю, что я всегда буду ощущать себя центром мира, свою волю - его движущей силой, а всё, что в мире идёт не так - своим личным просчётом. В сочетании с нелюбовью проигрывать получается довольно трудная (и смешная, если смотреть на неё беспристрастно) жизнь.

- Когда не любишь проигрывать, а выиграть в твоём положении технически невозможно, даже по очкам, остаётся одно: делать, что можешь. Например, сажать по осени свои личные символы рая - крокусы. Этого недостаточно, но некоторый смысл существованию всё-таки придаёт. А вместе со смыслом приходят силы. А чем больше сил, тем больше радиус райского пространства вокруг моего нелепого человеческого тела и время, на которое он воцаряется. Например, уже примерно в полуметре, на целых семнадцать секунд. Сердце моё навсегда в изгнании, но где я пройду, там будет рай.

- Но вот этот принцип - делать, что можешь, не гнушаясь мелкими, несерьёзными, мимолётными, ничего по сути не меняющими делами - окончательно дошёл до меня совсем недавно. На практике я довольно часто так действую, но прежде это происходило как бы вопреки моей воле. А теперь будет не вопреки.
няпиздинг Алистер

веритас

Одно из самых нелепых заблуждений т.н. человечества - представление о существовании т.н. истины. Незыблемой и сияющей, по каждому важному вопросу, начиная с правильного способа разделки туши убиенного врага и заканчивая традиционной расстановкой ударений в предпоследней строчке хулительной скорбной песни на его похоронах.

Ебанулись совсем ваще. Какая может быть истина, если даже на вашем пальто сегодня четыре пуговицы (и вы точно помните, что всегда было четыре, и все вокруг помнят, свидетелей - жопой жри). А завтра на вашем пальто будет три пуговицы и не потому, что одна оторвалась, петель тоже только три, всегда так было, вы это точно помните, и ваши родные-близкие, и сосед-портной, помогавший его перешить после того, как у вас в январе начало расти новое щупальце, а вы говорите, истина, совсем с ума сошли.