Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Categories:

йа тоже робот местами

И по-прежнему живу (очень большую часть своей жизни) по программам "райский сад" и "утерянный рай".

Самые фундаментальные события моей жизни - это детство в Берлине и, соответственно, отъезд обратно "в союз". В смысле, в Одессу. Все остальное по сравнению с этим - мелочи.

У меня было, как я сейчас понимаю, нереально счастливое детство - до девяти с половиной лет.
У меня были родители, чья жизнь внезапно разительно переменилась к лучшему, и они это более-менее постоянно осознавали и постоянно же находились в приподнятом настроении, а это формировало соответствующую атмосферу в доме. Меня, прямо скажем, баловали. В частности, у меня с четырех лет была своя отдельная комната. И возможность там закрыться, даже на задвижку, если захочется. Задвижка, конечно, была хлипкая, ее легко было открыть с другой стороны (это я сейчас понимаю), но никто этого не делал, а у меня было изумительное ощущение изоляции. В моей комнате был специальный шкафчик, где всегда лежало что-то вкусное, конфеты и бананы, например. И это самое вкусное можно было взять в любой момент без спроса, съесть, или вынести во двор и раздать, отчитываться не требовалось. Правда, выносить и раздавать продукты с кухни и родительские вещи мне запрещали. Это казалось большой, трагической несправедливостью, но приходилось уважать чужие слабости :)
Почти каждые выходные мы с родителями куда-нибудь выбирались - в Кёпеник кормить лебедей, или в лес за грибами, или в зоопарк, или на ярмарку с каруселями, или в центр города по магазинам (это мне нравилось меньше всего, и всегда хотелось откосить, но порой по ходу можно было раскрутить родителей на очередной конструктор, мозаику, или другую полезную вещь, однажды они даже на ролики согласились). Просто пойти в кино в Дом Офицеров - это вообще не считалось выдающимся событием, мы туда пару раз в неделю ходили, причем у меня обычно была задача уговорить родителей оставить меня дома, мне тогда не очень нравилось "взрослое" кино, читать под столом "взрослые" книжки было гораздо интереснее. И, конечно, куда бы мы ни выбирались, непременно заходили в кафе-мороженое, или в пивную, или в какой-нибудь лесной гаштет; дело, конечно, не в еде, а в атмосфере - чем-чем, а праздничной атмосферой меня кормили щедро.
Поскольку мы жили в совершенно безопасном месте (главное, что так считали родители), у меня была недоступная не только нынешним городским детям, но и большинству моих тогдашних сверстников свобода передвижения. Радиус, который мне официально можно было описывать вокруг дома - километра два в любую сторону, включая ежевичный овраг и рощу, где весной собирали щавель и рвали вербу. Понятно, что на свой страх и риск можно было уйти гораздо дальше, а потом что-нибудь наврать, фиг проверишь, правда или нет, когда даже собственный двор размером с небольшой парк и такой же заросший. 

И так далее. Причем все это немыслимое счастье казалось мне нормой, даже прожиточным минимумом, от которого следует плясать, добывая себе необходимые для пущей радости бонусы. 

Можно продолжать бесконечно, но меня в данном случае не упоительная сладость воспоминаний интересует, а некоторые базовые принципы, которые у меня от такой жизни сформировались.

Я никогда не буду бороться за существование, толкаться локтями, грызть глотки и так далее. В меня намертво вшито знание, что все блага (включая восхитительную возможность ими делиться) положены мне просто так, по умолчанию. Вот еще - доказывать кому-то что-то. Не царское это дело.

Возможность доверять миру (хотя бы ближнему) для меня - жизненная необходимость. В нашем мире детям летом разрешали гулять до полуночи. Ну и зимой часов до девяти вечера, то есть, когда темно. Потому что нечего опасаться. В нашем мире на входных дверях были специальные ящички для ключей - любой мог достать ключ и открыть дверь. И никто ничего не крал, понятно. А зайти по-соседски на кухню, взять соль, или картошку, запереть дверь и положить ключ на место могли запросто. Вечером специально заходили поблагодарить и приносили что-нибудь вкусное - такие у нас были незамысловатые этические нормы.
Будучи при этом человеком не очень глупым, я, понятно, не могу себе позволить такую доверчивость. И не позволяю. Но необходимость запирать входную дверь и следить за карманами (во всех смыслах) меня натурально корячит. Я ненавижу (и довольно плохо умею) бороться за свою безопасность. Она мне тоже положена по умолчанию, просто за то что я - есть. Зачастую это сильнее инстинкта самосохранения.

Все попытки ограничить мою свободу передвижения приводят меня в ярость. Идти, куда вздумается, позаботившись только о том, чтобы близкие не волновались (от их спокойствия зависит атмосфера, в которой мне жить) - мое неотъемлимое право, это знание вшито по умолчанию, поэтому всякий раз получая очередную визу, я ощущаю себя чмом позорным, которое покорилось дурацким правилам. Мне сейчас предстоит в очередной раз продлевать вид на жительство, и это сводит меня с ума, натурально. Этого не должно быть, это неправильно, не по уму, не по сердцу, так не бывает, принцев в жопу не ебут - материализовавшийся кошмар, короче. Такой подход к делу, понятно, очень мешает жить.

Еще потребность (тупая привычка на самом деле) делить всех на "своих"-"чужих" оттуда же. Читая Агату Кристи, я понимаю, что наш быт был довольно близок к быту английской деревни. Все люди приличные, все друг друга знают, всякое новое лицо вызывает острый интерес, инстинктивное недоверие и потребность его классифицировать, а потом использовать в соответствии с классификацией "наш - не наш".

И так далее. В итоге получилось совершенно неприспособленое к так называемой "реальной жизни" существо, с минимальными, честно говоря, шансами выжить в текущем культурном контексте. Поневоле пришлось учиться изменять мир, чтобы он соответствовал моим представлениями о том, как надо. Но, по большому счету, я все еще в первом классе. Хорошо хоть вместо двоек в последнее время тройки появились. И даже пара четерок. С минусом, но все-таки. 

Вот от всего этого надо бы освободиться. Отключить такие распрекрасные, очаровательные, на первый взгляд, программы. И жить просто так, сообразуясь лишь с течением мира и велением данной секунды.

А поверх всей этой красоты наложилась и вовсе чудовищная программа "изгнание из рая". Но о ней, видимо, придется писать отдельно, а то уже и так дофига.

Tags: мине, н/н, простые вещи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →