Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Вчерашние записки

Ромул, конечно, не убивал брата своего Рема. Просто иногда с близнецами случается такое, что проще сказать «убил», чем объяснить, как оно было на самом деле.

Рим, судя по всему, самый красивый город на земле. Когда он хочет выглядеть, как человек, у него голубые глаза размером с два моих каждый, резко очерченные скулы, темный бронзовый загар, юное мальчишеское лицо и седые кудри. И он курит. По крайней мере, попросил меня свернуть ему вишневую сигарету. Так, собственно, и познакомились. В честь этого события уличные музыканты на Piazza del Popolo грянули Innuendo, ту самую композицию ВИА «Королева», которая лишает меня разума. Руки и уши у них росли явно из одного и того же места, в просторечии именуемого жопой и совершенно не приспособленного к отращиванию рук и ушей, но это я теперь, задним числом, понимаю, а в тот миг два потока устремились по позвоночному столбу навстречу друг другу – сверху вниз лед, снизу вверх пламя, и стал свет.

А ведь ничто не предвещало.
Аэропорт имени Леонардо да Винчи следует переименовать в честь Мёбиуса-Клейна. Иначе как объяснить, что мне удалось, прилетев в терминал В, выйти из самолета и, педантично следуя указателям, прийти получать багаж в терминал А, который, как говорит Сантаглория, вообще в другом корпусе. И, кстати, если бы не она, хрен бы мне удалось вот так просто вернуться в терминал В за своим рюкзаком.
Такое вот было начало.
Потом был экспресс имени все того же Леонардо да Винчи, он привез меня на вокзал Термини, из которого еще надо выйти в нужную сторону, а нужная мне сторона, ясное дело, была удалена от исходной платформы на максимально возможное расстояние. Мне показалось, дорога через вокзал заняла полдня. Хотя, на самом деле, минут пятнадцать, конечно. Четверть часа тяжелого умственного и физического труда, который чуть было не превратил меня в человека, но бог миловал.
Потом была гостиница, скверная, зато смешная. То есть, сразу шесть гостиниц разной степени звездности расположны в одном подъезде, вперемешку с еще какими-то учреждениями и кажется даже частными квартирами. Моя оказалась на самом верху, крутой вид с балкона – на другие такие же балконы, крыши и телевизионные антенны.
А потом было метро. Думаю, метро – худшее из всего, что есть в Риме. То есть, ничего из ряда вон выходящего, но людей многовато. Раза в два меньше, чем, скажем, в Питерском метро в час пик. Но для меня и это перебор.

И вот сижу я на Piazza del Popolo и мрачно думаю, что Рим, видимо, слишком велик для меня. Но надо покурить и попробовать сделать вид, что мне здесь нравится. И продержаться в состоянии самообмана хотя бы пару часов. Иногда это работает.
И тут он ко мне подходит, весь такой из себя смуглый и голубоглазый, юный и седой, просит: «Сверни мне сигаретку», - уж не знаю, на каком языке, но все понятно, чего тут непонятного, и я сворачиваю, и он берет, касается пальцами моей руки, и музыканты заводят это свое, вернее, не свое, а квиновское «Innuendo», и лед, и пламя, и свет, и прочая эзотерическая литература.

Кстати, потом, после того, как он исчез с моей сигаретой, ко мне стали подходить всякие попрошайки, жалкие и разбитные, на любой вкус, они хотели денег и сигарет, на худой конец, продать мне увядшие розы. Примерно десяток за пять минут. Все они ушли ни с чем, потому что всякий, кто хочет от меня что-то получить, должен мне понравиться, иные аргументы не катят. Потом поток попрошаек внезапно прекратился, как отрезало, а до меня вдруг дошло: да это же просто Рим хотел убедиться, что я - не добрая душа, милосердно раздающая свое имущество всем страждущим, а жадина, у которой снега зимой не допросишься, и сигарета была не одолжением от избытка, не подаянием первому попавшемуся попрошайке, а именно ему, избранному, возлюбленному и безошибочно опознанному Ему. Теперь убедился. И доволен. И можно расслабиться.

Мне сперва казалось, об этом не нужно писать, но Рим мне тут подсказывает, что нарочно меня выбрал, потому что я люблю и умею рассказывать. Сколько уже о Риме писали, а он хочет, чтобы о нем еще что-нибудь рассказали. В частности, как он прекрасен в человеческом облике. Мне это, кстати, очень понятно. Если бы у меня были такие глазищи и скулы и бронзовая кожа, и такие седые кудри вокруг узкого детского лица, мне бы тоже, наверное, было приятно, что про меня всем рассказывают. Не самодовольства ради, а просто жалко же, если такая красота без описания пропадает.

Теперь мы, получается, дружим – Рим и я. Он разыгрывает передо мной человеческие комедии, с текстом и без, ставит мне свет (вчера весь день было солнце из-за туч, как я больше всегт люблю), заставляет уличных музыкантов играть мне венгерские танцы Брамса и, конечно же, варит кофе. Сантаглория, будучи идеальным Вергилием, показала мне место, где готовят лучший в мире эспрессо, то есть, он уже реально одной ногой в ином измерении, природа его не жидкая, а пенная, а вкус по ту сторону языка. Но фишка в том, что даже в замызганной пролетарской забегаловке в квартале от моей гостиницы, где стандартный утренний набор капуччино + круассан за один евро, капуччино такой, что рыдать впору от жалости к прочему, лишенному таких скудных завтраков, человечеству.

А вчера Рим превращал для меня воду в вино.
Дважды.
Вообще-то, сперва он превратил в вино не воду, а виноградный сок, что, как мы понимаем, значительно проще. Теоретически, можно объяснить это чудо моей рассеянностью – покупаю, вроде бы, сок в маленькой пачке, с соломинкой, пробую, а там вино. Белое столовое, как в школе после уроков в чужих подъездах пили. И думаю: да, круто, но все-таки это был сок. А воду в вино – неужто слабо?
Вечером за ужином мне приносят не стакан, а литровую бутылку воды; понятно, что я столько не выпью, но – ладно, пусть будет. «Простите, - вкрадчиво спрашивают меня по-английски откуда-то сбоку, - а не хотите ли выпить бокал вина? - И пока я озадаченно моргаю, добавляет: - И можно ли попросить у вас немного воды? А то мы свою уже выпили».
Таким образом, превращение воды в вино состоялось – при активном участии двух пожилых леди британского происхождения. Когда-то давно, в детстве они жили у себя в Уэльсе и вместе ходили на курсы английского языка, чтобы понимать окружающих англосаксов и прочих сограждан. Потом не виделись лет сорок, а в прошлом году встретились, сразу узнали друг друга и подружились заново. И вместе путешествуют, потому что их мужья не любят ездить, а дети выросли. Так что они очень удачно и своевременно нашлись.
Они мне еще много всего рассказали под вино, которое преватилось для них в воду, или под воду, которая стала для меня вином. В частности, мы обсудили сериал про убийства в Мидсаммере, они его тоже любят, пожилым великобританским леди положено интересоваться убийствами. На прощание новые подружки строго сказали, что мне надо начинать ездить в Англию и чем чаще, тем лучше. Она, дескать, такая большая и разная, не дело ее игнорировать, мотаясь по всяческим южным европам. Стыдно должно быть некоторым, до сих пор там не бывавшим гражданам.
Призыв отправиться в Англию – о, я понимаю от кого он на самом деле исходит. Это у нас такая древняя римская амбиция – Британию воевать. И если нет под рукой Цезаря, готового выступить в поход, то пусть буду хотя бы я. А что ж, отправлюсь однажды попирать пятой далекий северный остров, и это будет, как если бы мы с Римом вместе его покабутке завоевали и опять привезли на пир тростник из Британии. Теперь меня зовут Император Валенок*, очень приятно познакомиться.

А сегодня пасмурно, потому что вчера вечером у меня сломались солнечные очки, я точно знаю. Ужасно неловко получилось. Я постараюсь сегодня купить новые, хотя мне, вообще-то, не очень нужны очки, у меня их дома несколько пар. Но как-то неудобно, если из-за меня здесь до понедельника будут тучи.

____________

* «Тростник из Британии» не всяк готов вот так сходу опознать, поэтому пусть будет еще один, гораздо более внятный намек на Калигулу (и заодно эта сноска для тех, у кого валенки с древнеримскими солдатскими сапожками почему-то не ассоциируются).

P.S.
Очки куплены, солнце сияет. Но какой же ветер холодный, мать его.
Tags: Италия, мимо иду, мине, н/н, поехали
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments