Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Categories:

люди и не только

Иногда тупые анекдоты овеществляются и оказываются гениальными эпизодами, хоть сейчас в синематограф вклеивай.
Только что на тротуаре стояла группа итальянских глухонемых. Они так орали, что прохожим приходилось обходить их по мостовой.

***

Город Анкона устроен таким образом, что попасть в центр снизу, от порта (рядом с которым вокзал) можно через длинный-длинный (метров четыреста, думаю) тоннель, достаточно темный, чтобы стремиться к свету в конце его.
И вот я иду по пешеходной дорожке справа, а по пешеходной дорожке слева идут два бородатых дяденьки, с виду этакие байкеры, от которых сбежали мотоциклы. Мы одновременно вошли в тоннель, но я быстро хожу, и дяденьки вскоре остались позади.
И вот, примерно на середине пути сзади начинаются дикие, пронзительные вопли, наждачные взвизги, надрывный клекот и ухающий хохот - примерно так демоны из ада могли бы приветствовать любимую футбольную команду. Все это дивно усиливается и множится - что такое эхо в тоннеле, все, наверное, знают.
Я иду дальше и радуюсь про себя - вот, думаю, дяденьки развлекаются, молодцы. Но не оборачиваюсь, чтобы, во-первых, их не смущать, а во-вторых, вдруг это они специально меня пугают? В детстве считалось, что оборачиваться в таких случаях не надо, это как будто признать поражение, а если не обернешься, тому кто дразнится, будет обидно. Ну вот я и не оборачиваюсь, чтобы дяденьки много о себе не воображали.
И уже на выходе, на границе желтой тоннельной тьмы и белого июльского света, понимаю, что вопли внезапно стихли, почти невольно оборачиваюсь поглядеть - все ли у крикунов в порядке? А там никого, в смысле, ни единого пешехода ни слева, ни справа, только нескончаемый поток автомобилей, и все.

А на обратном пути ничего интересного не случилось.

***

В Чивитанове в кафе за соседним столиком пьют кофе две дочерна загорелые женщины с широкопалыми крестьянскими ручищами и жестоко, до мертвеной желтизны отбеленными волосами; обеим с виду под или даже чуть за пятьдесят.
Разговаривают по-русски, и не просто по-русски, а на жутком восточноукраинском суржике, с фрикативным "г", с "щоканьем", с искаженными украинизмами и небрежно перекроенными на как бы украинский манер русскими словами; короче, тот самый украинский пыджынэць, который я люто ненавижу.
Одна женщина говорит не умолкая, другая все больше слушает.
- Ну я тут попала, говорит женщина, - роблю без выходных. Шестьсот еуро у неделю, а спым у кимнате удвох з Галей, зато схудала на чотыри кыло, а як тут не схудать з такого жыття? Ну нехай, до вторника видроблю и домой, в Фиренцу, там мне вже чогось шукають, та знайдуть, без работы не залышусь.
- ... Сыночка вчора звоныв, - вдруг вспоминает она, - я пытаю: гроши в тэбэ щэ е? Ты чам чого ийш? А вин говорыть: мамо, ну ты же знаешь у мэнэ кытайська дыета.
- Цэ як? - изумляется подруга. - Цэ що, рыс?
- Рыс! Вин, проклятый! Тильки його йист! Рыс та морэпродукты. А яки там у ных морэпродукты, - презрительно добавляет она. - Нэсвижи, морожэни. Ничого, ось вин в октябре сюды прийидэ, справжних пойист. Я йому вже роботу шукаю. Нечого йому дома робыть, Украина, говорють, щас пэрша в мыри по наркотыкам, а сыночка в мэнэ одын ...
У нее звонит телефон, женщина берет трубку, бодро говорит по-итальянски, все так же "хыкая" и "шокая"; я так понимаю, ее торопят, пора возвращаться на работу, потому что она кладет на стол монетку и, по местному обычаю, дважды приложившись щекой к щеке, прощается с подругой.
А я вдруг понимаю: мне только что наглядно показали короткий эпизод истории о великом мужестве, оптимизме, силе и жизнелюбии, которые всегда так восхищали меня в шампиньонах и молодых деревцах, пробивающих башкой асфальт, потому что там, наверху, солнце.
И как же хорошо, что отвратительная озвучка и сомнительный визуальный ряд больше не мешают видеть суть.

***

Официант из кофейни Святого Евстафия, ради которой стоило бы ездить в Рим даже если бы кроме нее тут ничего больше не было, поймал маленького негритенка-американца, чьи родители сосут колу за соседним столиком, подбрасывает его в воздух и поет ему "Yellow submarin". Мальчишка хохочет от счастья на всех языках мира одновременно.

Таким образом, мир был спасен нынче в Риме, в два часа пополудни, при температуре тридцать пять градусов по цельсию в тени, и конца света теперь еще какое-то время определенно не будет.
И хорошо.
Tags: Италия, мимо иду, поехали
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments