Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Categories:

промине

У меня совершенно точно нет имени, а есть только несколько наборов звуков, на которые я контекстуально откликаюсь, проанализировав ситуацию и сообразив, что это обращаются ко мне. Когда-то тот набор, который записан в паспорте, меня раздражал, а прочие казались годной альтернативой, теперь же все они абсолютно равноценны в своей бессмысленности и практической полезности.
Ужасно интересно было бы узнать свое настоящее имя, если оно у меня каким-то образом есть. Что вообще-то не факт.

У меня совершенно точно нет возраста, потому что я, во-первых, всякий раз его высчитываю (год рождения и текущий я всегда помню, а с арифметикой более-менее в порядке, так что нет проблем). А во-вторых, я сейчас старше, чем моя мама в моем дошкольном детстве (и немножко младше, чем папа тогда же), и я теперь окончательно и бесповоротно не понимаю, что с ними и их ровесниками случилось, почему они были такие старики. Если говорить о наследственности, у меня, похоже, очень плохая наследственность, но сегодня юный продавец отговаривал меня от покупки трусов, отличных от стрингов: "Они не молодежные, они для пожилых, за тридцать". Ойбля, какой ужос, деточка, - вот что хотелось мне сказать, но пришлось, конечно, культурно буркнуть: "эта ничаво". А в-третьих, все взрослые дяденьки и тетеньки вокруг младше меня, некоторые - сильно младше, и они тааааак важничают, объясняя мне, что я вырасту и их пойму, видели бы вы. (Я уже их очень хорошо понимаю и именно поэтому ни за что не вырасту, никогда.)
Когда мои формальные ровесники рассуждают о всяких штуках, связанных с возрастом, это наверное почти самое страшное для меня (на сегодняшний день). Я же вижу, как они сами себя заколдовали, положившись на наваждение, которое кажется традицией, и продолжают заколдовывать, и надо бы немедленно вскочить на коня, взмахнуть чем-нибудь волшебным и расколдовать, но я не умею. Я умею только тормошить и только тех, кто очень хочет растормошиться, а дальше - сами. (И, слушайте, это "дальше" настолько проще, чем кажется. Настолько проще.)
Ну и вообще в эту сторону я стараюсь не смотреть, как в детстве на строящийся дом за окном. Что-то такое в нем было, в этом доме, что пришлось уговорить родителей переселить меня в другую комнату, маленькую и без балкона. Это было ужасно важно - туда не смотреть. Вот и сейчас так.

У меня еще совершенно точно нет профессии, и я понятия не имею, как заработать много денег; падающие из издательства крошки кажутся мне практически чудом - я же ничего (профессионального) не делаю, а тут - деньги. И вот эту позицию, честно говоря, следовало бы пересмотреть, потому что денег надо раз в десять больше. Ну или в сто. Эх, зачем я гениальное русскоязычное чмо без института литагентов.

И еще у меня нет целой кучи всякого-разного ненужного (и кое-чего нужного тоже нет). Одежды зато - навалом. Обувь на полку не помещается. И еще миндальный пирог на кухне. Сказали бы мне, что так будет, в мои четырнадцать лет. Или даже в девятнадцать. Это же усраться можно было бы.

Зато у меня совершенно точно есть новые коньки (роликовые) и весь мир впридачу. Коньки прислали в подарок, а мир, кажется, сам пришел. Из этого следует, что я уже умею писать слово "вечность", Может быть, это и есть профессия. Точно, она.

Меж тем, пару дней назад на улице пронзительно пахло берлинским февралем, а теперь пахнет одесским началом апреля.
Такая весна, мать вашу. Такая весна.
Tags: мине, прапагоду
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments