Как объяснять картины железному волку (chingizid) wrote,
Как объяснять картины железному волку
chingizid

Categories:

Сказка для elcour, наконец-то

Давным-давно, в некотором царстве, в некотором государстве, не то жили, не то были мы с elcour, которому давным же, давно же была обещана сказка. Ничего подобающего мне с тех пор так и не удалось сочинить (я сочинять вообще плохо умею).
Зато сегодня мне отличную байку-притчу рассказал человек. Нет, даже так: Человечище.
Вполне, как мне кажется, подходящую.

Пересказывать стану своими словами, понятно. Чужих слов у меня даже для elcour нет.

Итак, в незапамятные времена, в некотором потаенном месте жил некий прекрасный и добросердечный юноша. По профессии он был, скажем, ученик алхимика, а по призванию - Спаситель Человечества.
Ну, то есть, юноша, и правда, был очень хороший человек. По ночам он ходил на службу, где исправно толок в ступе ногти василисков, проворачивал в мясорубке гангренозные конечности и специальным совочком собирал по углам помет летучих мышей - обычные будни обычного ученика алхимика. А на рассвете, засыпая в своей каморке, юноша мечтал о том, как вырастет большой, изобретет эликсир бессмертия, осчастливит человечество, и все будет - зашибись.

Так или иначе но однажды наш юноша отправился на пикник, а по дороге помог переправиться через бурную реку дряхлой старушке. Бабушка, как водится, оказалась не то богиней Аматэрасу, не то Афиной Палладой, не то аватарой Шивы, не то просто божеством-хранителем вышеописанной бурной реки, - одним словом, существом всемогущим. Согласно законам жанра, благодарное божество велело юноше высказать любое желание: оно будет исполнено безотлагательно.

Юноша, не будь дурак, тут же потребовал рецепт эликсира счастья и бессмертия. Дескать, без осчастливленного и бессмертного человечества жизнь не мила, точка.

Божество сдалось не сразу. Попробовало образумить своего юного друга. Объясняло, подкрепляя божественные аргументы божественными жестами: дескать, такой дар тебе не по зубам. Не удержишь в руках, не сумеешь распределить его между всеми нуждающимися поровну; даже уговорить их отведать твой дар не сумеешь. Ты, парень, лучше собой занимайся, что ли. Повышай, что ли, уровень профессионального алхимического мастерства. Да и мало ли на свете других интересных вещей...

Все без толку: парень попался упертый.
Согласно законам жанра, божество было вынуждено выполнить обещание. Сказало: ладненько, ступай домой, берись за работу. И запомни: отныне любой состав, который ты приготовишь, будет искомым эликсиром. Отведавший его, немедленно обретет бессмертие и даже, возможно, счастье, хоть и субъективное это, строго говоря, понятие...

Ученик алхимика ушам своим не верил.
Неужели любой состав будет иметь такие свойства? Неужели не нужно знать никаких секретных формул?
Да, любой.
Нет, не нужно.
Заверив своего визави в совершеннейшем почтении, благодарное божество вознеслось, куда положено, а юноша бегом отправился домой.

Всю ночь он готовил волшебное зелье - много, чтобы всем хватило, и никто не ушел обиженным.

На следующий день он, конечно, погиб...

Тут мой рассказчик умолк.
Я хлопаю глазами, не понимаю, в чем фишка. Спрашиваю: почему погиб? С какой такой стати?
- Ну, - говорит, - его убили, неужели не понятно?
- Конкурирующие фармацевтические фирмы, что ли? - злорадствую.
Вздыхает.
Дескать все-то тебе надо разжевывать.
Увы, это так. Надо.

- Пойми, - говорит, - он был ученик алхимика. Его опыт свидетельствовал, что без мертвецкого гноя, слез кикиморы и пота гремучей змеи ни одно путное зелье не смешаешь. Ну вот и трудился всю ночь, кидал в котел самую поганую погань, какую только можно было найти в кладовых. Не то чтобы не поверил божеству, но в такой уж традиции был воспитан. Решил, что кашу маслом не испортишь, и вообще, чем ужаснее, тем эффективнее. Божество сдержало свое обещание: его зелье действительно было эликсиром бессмертия и счастья. Но вид имело препоганый, а воняло так, что жители десяти ближайших селений заперлись в погребах, бросив хозяйство без присмотра. Понятно, что люди, которым он стал предлагать свой дивный эликсир, бежали от него, как от чумы. Когда наш юный волшебник настаивал, его били. А когда он попытался силой залить свой эликсир в глотку одного пьяного рыцаря, тот зарубил его не то секирой, не то мачете, не то и вовсе шашкой. Его, рыцаря, в общем, можно понять.

Минута молчания.

Продолжает:
- Я уже не говорю о том, что этот бедняга не додумался смешать утреннюю росу и пчелиный мед с лепестками горных эдельвейсов! Нет - и не надо. Но ведь мог просто... ну, я не знаю, компот, что ли, сварить!

- Компот варить, - говорю, - он, надо думать, не умел.

- Вот-вот, - подхватывает. - В том-то и дело. Компот варить не научился, а туда же, человечество спасать.

Еще одна минута молчания. Бредут караваны - салют Мальчишу. Пепел невинноубиенного нетопыря стучит в моем сердце.

***

Сказка на этом закончилась.
От себя добавлю, что у человеков в этом смысле все, конечно, неправильно устроено. Эликсиры бессмертия ваши вечно оказываются горькими и вонючими, а от сладких ваших компотов одно оральное удовольствие, и никакого душеспасения. Мы, жители йоты и лямбды Девы, чрезвычайно возмущены таким обстоятельством и, вероятно, будем куда-нибудь жаловаться.
Но даже из этого скорбного правила, как известно, бывают исключения. Поэтому (и только поэтому) сказка рассказана не просто так, а для elcour.
Ну, в общем, и так понятно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments