September 3rd, 2002

чингизид

Пушкин как гвардеец кардинала

Телега эта прогонялась уже у Линор в ходе субботней пятницы. Записывать, понятно, лень, но все же записываю, чтобы не забыть: пригодится еще барышень филологических пужать, а прочих - смешить.

Вышло так, что о гибели поэта Пушкина на дуэли мне стало известно как раз в дивную пору первого чтения "Трех мушкетеров". Понятно, что героем моим был тогда Д'Артаньян - кого ж еще любить в 8 примерно лет...

Понятно также, что мною была усвоена следующая аксиома: хороший человек всегда побеждает на дуэли. А умирают на дуэли только плохие люди, второстепенные персонажи, гвардейцы кардинала всякие там.

И тут я узнаю, что Пушкин...
Ага.
Вот именно.
Ну и кто он после этого? Типичный гвардеец кардинала.

С тех пор мне очень трудно было всерьез относиться к Пушкину. Он решительно не выдерживал никакого сравнения с д'Артаньяном. А что стихи хорошие писал - таким вещам в детстве как-то не придаешь значения. Стихи, - так кажется в детстве, - любой дурак писать может, а вот ты научись на дуэли драться как следует (в идеале - как д'Артаньян).

Умом-то я теперь понимаю, что на самом деле это - поучительная история о том, что позиция персонажа всегда выгоднее позиции автора. Знаем, читали-писали. Но вот сердцем...

Сердце мое по-прежнему твердит, что д'Артаньян круче Пушкина. А оно среди моих потрохов - авторитет.