September 29th, 2002

чингизид

Черная Рука

Девочка, девочка, Черная Рука приближается к твоему дому!

В детстве очень хотелось увидеть Черную Руку.
Ну вот, чтобы она не прямо ко мне в спальню пришла, а куда-нибудь по соседству, что ли. Дом наш был длинный, буквой "Г", 9, кажется, подъездов. Множество девочек и мальчиков, хороших и разных, проживало в нашем доме. Каждый из них вполне подходил на роль жертвы. Вот и хотелось мне, чтобы Черная Рука пришла к кому-нибудь из них. А я из окошка подгляжу тихонечко, и будет мне счастье.

Черная Рука, конечно, так и не собралась навестить моих соседей, но меня мы любим не за это.

Просто на этом примере очень легко понимаецца простой и печальный факт: почти всякий человек жаждет быть свидетелем чуда.
И хрен кто согласится быть его непосредственным участником.

Попереть, что ли, супротив природы?

Девочка, девочка, Черная Рука срать на тебя хотела!
чингизид

Семейная династия

Если верить Бардо Тёдол, дивной инструкции по выживанию после смерти, в следующем воплощении я, конечно же, попаду в мир Асуров. Это такая тибетская Вальхалла, только без пива - чистое, не замутненное бытовым пьянством мочилово, огненный адорай для гневливых. Буду там пиздиться на каких-нибудь ятаганах с утра до ночи, и будет мне дикое, дикое щаздье.

Ярость и гнев - первая, естественная, утробная моя реакция на всякое проявление глупости человечьей. Т.е., на девять событий из десяти, в среднем. Прежде было, скажем, девятьсот девяносто девять из тыщщи, но в последнее время удалось свести к минимуму общественные свои связи. Полегчало. Всего-то девять глупостей из десяти; примерно пять из этих девяти - мои собственные, было бы из-за чего на мировом древе распинаться...

Приступы неконтролируемой ярости, как рассказывают, привносили приятное разнообразие в жизнь моего блудного эстонского прадеда (мамин дедушка) и буйного польского деда (папин отец). Прирожденные берсеркеры они у меня. Счастье, что увидеться нам всем не довелось: небось, поубивали бы друг дружку, а теперь я их заочно люблю и, конечно, романтизирую. Мне приятно думать, что там, в мире Асуров, у нас семейная династия. Дедушки дадут мне фамильный парабеллум и покажут, куда нажимать.

В отличие от дедов, я стараюсь вести себя прилично. И ведь получается, почти всегда. Все более-менее под контролем. Вовремя сделанный хладный смайл спасает кучу времени и нервов. Дыхательные техники очищают организм от обломков внутренних разрушений. Чувство юмора позволяет получать гнилое интеллигентское удовольствие от этих незамысловатых процедур. Но внутренняя честность требует, конечно, совсем иного поведения. Первый сладостный миг ослепительной ярости чудо как хорош. Зубы чешутся, как у щенка. Самоконтроль - разновидность вранья, как ни крути. Хотя полезная, конечно, в быту наука.

Против природы не попрешь. Дедушки могут на меня рассчитывать - some time, next life.