October 13th, 2002

чингизид

Как проебать воскресенье

Друзья-маньяки уговорили меня отвезти их в Сокольники, на выставку музыкальных инструментов. Любовь к маньякам вкупе с нелюбовью к труду победила хлипкое чувство долга и выжрала половину моего дня. Што ж, но пасаран, как водится.

Выставки-ярмарки я, вообще-то, ненавижу как жанр. Исключение - разве что, книжный NonFiction в ЦДХ, до коего, впрочем, дожить еще надо.
Однако ничего оказалось.

Один стенд с электрическими гитарами возбудил меня почему-то страшно. Захотелось (и немедленно смоглось) туда ворваться, погладить все, пощупать. Один бас был совсем уж неземной с точки зрения тактильных ощущений, книги издательства "Амфора" сосут.
Оказалось, все это - штатовский секонд-хэнд, в отличие от прочих экспонатов выставки, новеньких, только-только с верстака.
Удивительно все же, как некоторые предметы любят и умеют хранить память о своем прошлом. Не столько сами события, конечно, сколько привкус тогдашней атмосферы. У меня до сих пор полный рот нью-йоркского неба, весеннего почему-то.

Из прочих эстетических потрясений следует упомянуть светящийся шар с Бартом Симпсоном, ярко-фиолетовую скрипку и гигантскую, в человеческий рост акустическую гитару. Звук у нее, впрочем, был дрянь, мы проверяли.

Из дряни еще были танцующие в подвальном этаже мальчики-девочки. Считалось, что это такое шоу. У танцоров были печальные, усталые лица. Мы решили, что это был павильон торговцев живым товаром. Но ни мальчика, ни девочку так и не купили. Не приценились даже. Решили, что лучше людьми бесплатно пользоваться, пока есть такая возможность.

Да, кстати о людях, платных и бесплатных.
Небольшое, но принципиальное замечание. Всем патлатым мужикам (за редким исключением) следует все же собирать эту свою роскошь в хвост. Или заплетать в косы. Потому что, дорогие мои, если копна не викингская, не бармалейская, это никуда не годится. Смотреть больно.

Друг мой везде брал буклеты и каталоги. Куда ни зайдет, обратно непременно с добычей выходит. Набрал охапку красивой бумажной херни.
На обратной дороге он пошел в туалет, богатство свое нам оставил.
Возвращается с пустыми руками. Я его спрашиваю удивленно: а почему ты там буклет не взял?
Всю дорогу эти монстры рока мучили меня описаниями будущих рекламных буклетов общественной уборной парка Сокольники. Кто думает, что это было так уж смешно, пусть бросит в меня камень. Каловый, понятно.

Все это, конечно, хорошо. Но воскресенье все же, можно сказать, проебано: за весь день никто так и не воскрес. Ни разу.
чингизид

I can get no satisfaction

Вот все эти наши письки-сиськи-попки и прочие эротические составляющие людских организмов - полная ведь фигня по сравнению с несколькими плавными поворотами на съезде с Хорошевского моста на Хорошевское же шоссе. С тех пор, как там присобачили новенький, недоделанный участок третьего кольца, мне кричать хочется всякий раз когда... Ах, когда.

И ведь, теоретически говоря, ничего особенного. Такой себе вполне обычный участок дороги, не хуже и не лучше прочих, а вот, поди ж ты, как цепляет он меня.

Надо бы сегодня ночью, што ли, еще разок зачем-нибудь смотаться в центр, а потом сразу обратно - этой дорогой. А потом вспомнить, что нужно было купить, скажем, на Смоленке, скажем, спички. И вернуться с полпути. Чтобы потом опять съехать на Хорошевку в том же месте.
И может быть тогда я успокоюсь - до завтра.