October 19th, 2002

чингизид

Дети, не читайте на ночь несвежих новостей

Да, да, пожалуйста, поскорее, поскорее введите уж цензуру в интернете.

Потому что мне страшно в интернете без цензуры.

Вдруг я завтра зайду в интернет, и оттуда на меня вывалицца рецепт боНбы? И придецца потом эту боНбу клеить из обрезков ногтей мертвецов, а потом взрывать - не хочу, боюсь, страшно мне!

Или вот, еще хуже. Если, к примеру я зайду в интернет, а оттуда на меня вывалицца Порнография - что тогда? У меня от этого вырастут Хуй и Пизда, и что тогда со мной будет, что?!

Или если я зайду в интернет, а оттуда на меня вывалицца: "бей жыдов" - я ж тогда, чего доброго, пойду на улицу, поймаю жыда и побью. А вдруг он человек хороший потом окажецца? И как после этого жить?!

Или вдруг я зайду в интернет, а на меня оттуда вывалицца глупость какая-нибудь Смертельно Опасная - так ведь придется мне, значит, эту глупость делать, а потом от нее умирать. А потом мне дадут Дарвиновскую премию, а я не хочу Дарвиновской премии, я боюсь, ее мертвым дуракам дают только, а живым дуракам - нет, не дают.

Поэтому, пожалуйста, пожалуйста, сделайте мне в интернете цензуру. Чтобы какие-нибудь умные дяди-тети охранили глупую мою, слаборазвитую башку от Страшнаво. Я Страшнаво очень уж боюсь.

И тогда уж потом, когда у нас в интернете будет все хорошо и цензура, тогда, пожалуйста, сделайте мне полную цензуру органической жизни. Штоп все, твари, по домам сидели. Штоп выходить - только на работу, под конвоем, а потом - в супермаркет, под конвоем, а потом - домой, жрать и баиньки, с кновоем, вместе, штоп во сне чего не того - ни-ни.
Потому что боюсь, боюсь: ходят без присмотра, шевелячатся, твари опасные. Как бы чего не вышло, думаю я, как бы чего не вышло...
чингизид

Почему-то надо не забыть

Вспоминали вчера с Линорушкой "Черную курицу" Погорельского, культовую сказку наших детств. Я вслух формулирую обычно лучше, чем пишу: четче. Теперь вот постараюсь записать, чтобы не забыть: так мне зачем-то надо.

"Черная курица" научила меня, дошкольных лет детеныша, двум важным фундаментальным правилам.
- Нельзя открывать тайны, нельзя рассказывать о самом главном вслух. Особенно взрослым (т.е. чужим). Иначе - все, пиздец, нету тайны, сдохла, рассосалась. С тех пор моя дальнейшая вербальная жизнь целиком, можно сказать, посвящена была искусству недомолвок и иносказаний.
- Чудеса случаются с кем попало. Не с "лучшим", не с "избранными", не с "тем, кто готов" - а сдуру, на кого бог пошлет, так сказать. Выслужиться перед ангелом, ответственным за распределение этого блага - невозможно. Разве что взрастить в себе Робина Гуда, пойти не знаю куда и взять неведомо что силой. Но это, как понимаем мы, иная уже, воинствующая метафизкультура.

Надо бы мне об этом помнить - почему-то.
чингизид

Рагнарек, извиняюсь

Только что небо у меня за окном вспыхнуло белым огнем, запылало лиловыми и золотыми сполохами. Потом раздался дикий, нечеловеческий грохот; тут же завыли сигнализации всех окрестных авто.

Выскакиваю на балкон, смотрю на эту красоту, не в силах оторваться: небо мое взрывается, и это длится почти бесконечно долго, мне на радость.
Несколько секунд спустя, понимаю, в чем дело: какие-то прекрасные хулиганы внизу запускают невиданной крутости фейерверки. Впервые, кстати, такого уровня пиротехнику в руках частных лиц вижу. Выглядело все это как настоящий официальный салют, только пенилось и взрывалось не где-то в жопе, а аккурат на уровне двенадцатого моего этажа. Ничего удивительного, что до меня не сразу дошло, в чем дело.

В общем, неведомым хулиганам нижайший мой поклон за эту репетицию армагеддона. И совсем не страшно, оказывается. Зато красиво очень.