November 7th, 2002

чингизид

Красный дзень календаря

Теперь, конечно, насрать на праздники.
Зато в детстве было не насрать. В детстве праздник был Охуительным Событием. Впрочем, в ту пору большинство событий имело такой статус, и это - не худший подход.

Мне в ту пору казалось, что революция - обалденно веселое событие. И если праздник в честь революции, значит все должны бегать по улицам, стрелять, скажем, из хлопушек, кататься на автомобилях и танках (благо дело было в военном городке) - ну, типа в войнушки играть.

Но взрослые все делали неправильно. С утра они показывали по телевизору скучные, длинные передачи про демонстрации и парады. Если бы десять минут так ходили, то ничего, мне бы понравилось. Но часами - совершенно невозможно выдержать было!

Мои персональные взрослые, т.е. родители, еще за пару дней до праздника начинали готовить праздничную пищу. Варили студень, пекли торт "Наполеон", закупали водку. С утра 7 ноября они и вовсе шабаш какой-то бесовский на кухне затевали. Меня, к счастью, изгоняли во двор, предварительно нарядив (праздник все же). Все мы во дворе в этот день были какие-то непристойно нарядные, и это мешало веселью. Правда, ближе к обеду мы как-то понемногу перемазывались в осенней грязюке, после чего можно было отвести душу и повеселиться: семи смертям, как известно, не бывать.

Вечером дома, после небольшого, формального, можно сказать, скандала по поводу испорченной одежды, меня переодевали и вели за стол, к гостям. Некоторые гости приходили с детьми, за что им мое пламенное революционное мерси: благодаря гостевым детям не всякий праздник был безнадежно испорчен. С некоторыми гостевыми детьми удавалось даже как-то воплотить в жизнь собственные представления о революции: побегать, пострелять (не из хлопушек, увы, из водяных пистолетов) и вообще как следует повеселиться.

А взрослые сидели за столом, ели еду и пили напитки. На следующий день у них были похмелье и изжога, но праздником они оставались довольны. Все как у людей, дескать.

И стоило вообще затевать всю эту канитель с революцией? Оно ведь так выходит, что сколько невинной кровищщи ведрами не пей, а дело непременно кончится тем, что детей выпустят во двор нарядными, а взрослые люди выпьют и съедят больше, чем обычно. Революции, выходит, нужны, чтобы диетологам насолить. Иного предназначения у революций, как понимаю я, нет.
чингизид

особо опасный маньяк

Только что в аптеке дело было.
Передо мною стоит мужык. Справный такой мужык, лет сорока. В коже, волосы связаны в хвост, чуть не до пояса. Клевый, словом, чувак.
- Мне, - говорит, - касторового масла.
Аптекарша дает ему флакончик.
- Нет, - гворит, - мне восемь флаконов. И вазелину еще...
Получает баночку вазелина.
- Нет, - говорит, - мне шесть.
Получает, сколько нужно, достает деньги, чтобы заплатить. В последний момент спохватился.
- О, - говорит, - мне еще презервативы нужны. Десять упаковок.

Загадка сфинкса: как этот хороший человек проведет остаток дня?
У меня есть полдюжины версий, одна друой слаще.

Люди, будьте бдительны.