December 1st, 2002

чингизид

мой u-love

Дошли наконец руки почитать пеструю свою ленту. Там так много счастья, что впору в ulov записываться, счастьем делиться. Но, думается мне, будет правильно прямо здесь все счастье вывалить кучей, поскольку люди, которые читают меня, наверное делают это по причине некоторого внутреннего (или, напротив, поверхностного) сродства.

Так что вот.

Божественный heruka пишет о статусе:
Для того, чтобы иметь свой собственный статус в мироздании с видом на уютный крематорий вовсе не обязательно отзываться. Можно молча сидеть в углу не поднимая глаз, но при этом все-таки необходимо иметь при себе хотя бы немного феноменологического эфира или гносеологической жидкости.

Еще он пишет про Купенштрюкера, дает рецепт приготовления тонких поэтических мальчиков и много других удивительных и полезных вещей сообщает.

Ну, впрочем, herukaХеруку вообще следует читать, как минимум, ежевоскресно, как Библию. Это общеизвестно, полагаю.

pbl читает Севелу и безошибочно выбирает самую сладкую цитату: - ...Ну и пусть вас ебут йоги.
Действительно. Пусть.
Еще он объясняет некоторые Важные Вещи про людей. Например, тут и тут, и еще много где, да.

Ну и вообще, если herukaХеруку мы читаем вместо библии, то pblРы пусть будет у нас вместо, што ли, Алистера Кроули какого. Для равновесия.

egmg восхитительно пишет о том, как умирают дураки:
Цивилизованные кретины так боятся смерти, что зачастую выхватывают у нее косу с тем, чтобы перерезать себе глотку. И именно, что лихорадочно выхватывают, торопятся, пока не прошел пик страха, делают все грязно и непристойно.
Там, далее, достойный выход из ситуации предлагается, между прочим.

russkiy зажигает, как это у них, с раскосыми и жадными очами, принято:
Джамуха по-черепашьи, не мигая, смотрел левым глазом на дорогу, правым в зенит и машинально поглаживал тусклые серые шарики, раскатившиеся перед ним по убитой гальке. Они упруго поддавались под пальцами, в то время как острые камешки впивались ему в тощую задницу. Раньше мир был как-то плавнее, замечает он. Совсем недавно. Всё стремится обратно к чёрно-белому наброску.

ushmanov провел ряд лабораторных работ по исследованию кармических недоразумений.

Все это, конечно, примерно одна десятая часть невыносимого кайфа, который бывает от моей пестрой ленты.
Я же не могу вот так все сразу взять, да выложить. Да и под замком многое.
чингизид

Атчот

Что было
Пару дней назад знакомый поезд катал меня в Питер.
В "Идеальной чашке" на Староневском рыжая, прекрасная Яна узнала меня с полпинка, как ей и было предсказано. Да и мне было ясно, как только она вошла, что это вот всклокоченное чудесо - ко мне, иначе быть не может. Свои вообще всегда узнают своих, это закон природы. Знаю, что это так, но всякий раз радуюсь, как впервые. Жить - вкусно.
Но четыре двойных эспрессо и пять сигарет с утра, после 4-х часов драного железнодорожного сна - перебор, пожалуй. Не делайте по моему примеру. В следующий раз мы пойдем другим путем (возможно, по трупам посетителей вышеупомянутой "Чашки").
К слову сказать, дома меня по утрам теперь опаивают дворцовым пуэром, приготовленным на электрическом огне, натурально. И я больше не представляю опасности для общества по утрам. Только по вечерам представляю я для него опасность. Ну, хоть так...

Что будет
Здесь, по хорошему, должна быть подзамочная запись, но подзамочить один абзац, оставив в открытом доступе все остальное, вроде бы, нельзя. Ну и фиг, ничего не скажу, што будет.

Пустые хлопоты
Мне почему-то не понравилась в этом году ярмарка Nonfiction. Хотя она такая же как всегда. Дело, думаю, не в ярмарке, а во мне. Не с той ноги, не с той Черной Руки, бывает. А ведь можно было бы радоваться хотя бы тому, что такое огромное пространство занято не тем, что в ЦДХ наивно оплагают "искусством", а все же книжками.
Зато был встречен wlaer с сияющими глазами. Это очень хорошо. А у agavr не отвечал телефон. Это очень плохо. И еще телефон много у кого не отвечал. Например, у Линор. Мне это нравится, но не очень.

Пиковый интерес
Зато мне в Питере показали Лену Хаецкую, которая оказалась прекрасной брюнеткой с голубыми глазами и дочкой по прозвищу Клоп. Лена удивительно красивая и юная, немножко нереальная, словно бы мангакой нарисованная. Оно и правильно: писатель должен быть красивый, но это мало у кого получается. Ну, надо как-то стараться, граждане.
Я не помню почти, о чем мы говорили: очень уж Хаецкая красивая. Поэтому общаться с нею мне пришлось в обмороке. Помню только, она рассказала, что слово "ТРАХОЦА" спизжено у ученика второго класса. Это меня немножко огорчило, но потом мы стали есть рыбу, и печаль ушла.

Чем сердце успокоилось
Машина завелась, невзирая на лютый мороз. Она прекрасна. От нее могло бы пойти жизнеспособное потомство, но я не умею оплодотворять автомобили.
Ну и не очень-то хотелось.
чингизид

Пух и Хофф

Все же не могу избавиться от ощущения, что Бенджамин Хофф, автор книжки "Дао Пуха" - близкий родственник моего приятеля Михаэля Штрауха и родной брат Пьера Менара. То есть, мистификация.
Или это давным-давно всем известная история, прохлопанная моими длинными ушами?
Понятно, что это не может быть важно, просто любопытство разбирает.
чингизид

Итоги неофициального дружеского визита в ванную

Господибожемой, што ж это за сущность нелепая на меня из зеркала переодически пялится?
Ну, если приглядеться, ничего страшного, тварь зазеркальная мне симпатична вполне. Можно такое рядом терпеть, запросто. Можно даже в кафе пригласить, посидеть, попиздеть. Общий язык мы найдем наверняка, не с первой, так со второй попытки, это точно. Даже интерес взаимный возможен.
Но при чем тут я? Не хотите же вы сказать, что именно так я и выгляжу?
Бред собачий.