January 7th, 2003

чингизид

путешествие на Запах

Все мои странствия, как понимаю я теперь, были погоней за запахами.
Глупо думать, будто я люблю, скажем, Германию. Люблю я, конечно, несколько характерных тамошних смесей:
шампуни для пола + молотый кофе + выпечка + кожа + дым - на вокзалах;
речной ветер + выхлопные газы + молотый кофе (куда от него денешься?) + жареное мясо + еще что-то неизвестное мне - в городах:
влажная земля + трава + хвоя + древесная кора + дезодоранты местных дриад - в лесах.

Ну и так далее.

Среди ароматов, за которыми я охочусь, как Парфюмер за флюидами прекрасных дев, особую ценность имеет запах первого весеннего ветра, так называемого "первого дуновения весны". Он бывает не обязательно раз в год, по крайней мере, в наших местах, где оттепели быстро сменяются морозами, а морозы - оттепелями, раз пять за сезон - почти норма.
И все же маловато будет.
Тем более, что во всяком месте аромат этот имеет свой, неповторимый привкус.

Мечта идиотской жизни моей - переезжать с места на место, чтобы раз в месяц попадать на начало весны.
Пару раз мне удавалось что-то в таком роде: попасть в январе в Крым, в феврале - в Будапешт, в марте - в Киев, а потом вернуться в Москву и там тоже быстренько свое унюхать.
Но вот, может быть, в апреле надо в Рейкьявик, или в Сыктыквкар, скажем?
И еще куда-нибудь в мае.
И потом - в Южное полушарие.

Это был бы самый правильный маршрут всех времен и народов, думается мне.
чингизид

P.S.

А один таксист сказал мне:
Плохо чувствовать себя после пробуждения - такое же обычное дело, как младенцу орать, родившись. В этом нет ничего стыдного, но и пользы тоже мало.

Это была не реклама московского такси, а краткое содержание столь же краткого сна в ночь перед Рождеством. Высота десять тысяч метров, полет нормальный, как слышите? Прием.
чингизид

утренняя песнь

Страшный хруст стоит сейчас надо Россией.
Это утомленные долгим (хоть и невеликим) постом люди едят мясо.
Страшно подумать даже, сколько мертвых жывотных будет съедено сегодня во всяком регионе и в целом по стране.
Статистика вообще страшная наука.
Пойду, что ли, выковыряю из зубов кусок кобыльей кишки, как завещал великий Скарпхедин.
Его, впрочем, за это потом убили, как и всех сыновей Ньяля.
И так будет с каждым.