January 9th, 2003

чингизид

бадармуттер

Читаю поутру вечернюю ленту.
Все такие хорошие, я даже не знаю, что делать теперь. И как жить дальше.
Ну то есть вот пойти и умереть за всех, срочно. На древе мировом повисеть, мёду верескового, вместо мёда поэзии (на фиг, на фиг) принести и раздать, все вокруг заляпать этим мёдом и лишь тогда угомониться.

heruka напомнил, кстати, про Межлокальную контрабанду.
Очень правильные люди.

А очень правильные hatifnatten рассказывают о себе.
В них, оказывается, много интуиции и вишневого варенья с косточками. косточки - чтобы не было приторно. интуиция - чтобы замечать чудеса.
Какое-то просто невъебенное счастье.

А пока меня спало, мне, говорят, звонили Катя Метелица и Женя Мороз.
Очень хорошо.
С утра, как я понимаю, непременно позвонит Вера Холодная.
Зима.
чингизид

вголовулезут

Все самое интересное, понятно, начинается за пределами понимания.
Прочее - вообще непонятно зачем нужно. Ну вот, разве, для равновесия, чтобы все существо целиком туда, за пределы понимания, не рухнуло. А то шум будет, грохот и вообще бардак.

Не даю я себе делом заниматься, с утра пораньше, вот што.
чингизид

про любовь.

Печку машынную, наконец, починили.
Не страшна мне теперь Вера Холодная. Пусть себе звонит по утрам в телефон.
И вообще ничего не страшно мне теперь.
Только поспать бы немножко, на границе света и тени, или хоть в кровати, што ли.

При всем при том, я ни на миг не забываю, что по сравнению с вампирами и людоедами все прочее половозрелое человечество практически фригидно.
Как жить с этим полезным знанием?
Неведомо.

Свободу медведям-шатунам!