January 28th, 2003

чингизид

про живую жизнь

День вышел совсем уж странный.

Хороший, но короткий - ну, это, положим, как всегда.
В 10 утра к соседям пришли рабочие и стали орудовать электродрелью. Они уже четвертый день так делают, в пятницу начали. Сначала просто протяжно пердели инструментом, но теперь какие-то мелодии выводят, словно бы им партитуру принесли.

Я под это дело, надо сказать, сплю, до полудня, или даже больше. Ничего удивительного: если заснуть в 6, в 10 утра - самый сон. Это, блядь, надо понимать, такая специальная полезная магическая практика: спать под электродрель. Никто не умеет, а я умею. Зашибись.
И снятся мне, надо сказать, под это дело удивительные сны. Не скажу какие, даже под замочком.

У меня милион дел, но почти весь день ушел на рисование всяких зверят цветными карандашами: m_l вдохновила. Я не умею вовсе, но так рисовать зверят хотелось, что моченьки нет. Один раз меня, правда, уговорили поесть. Это был кусочек звериного трупа; к нему прилагалось несколько жалких овощных трупиков. Очень, надо сказать, вкусно и питательно.

Потом наступила ночь, Открытое Акционерное Общество «ТЯЖМАШ» прислало мне удивительный, волшебный спам про свою продукцию, а на крыше дома сатанинская птица ворона зачем-то сказала: "Кар". Тоже мне, готика средней полосы...

Кроме вороны еще много хорошего было, но это я даже себе рассказать не могу. Военная Тайна ибо.

Тем временем, надо все же работать. (После этой фразы следует разразиться ухающим хохотом, захлопать перепончатыми крыльями и улететь на хуй, но я так не умею пока.)
чингизид

Черный Гурвинек

Черный Гурвинек живет в Сетуньском проезде, в большом черном гараже. С виду он совсем как настоящий Гурвинек, только брюнет. По телефону говорит грубым, страшным басом, а лицо у матери-природы для него нашлось улыбающееся до ушей лопоухих. Глаза круглые, рот лягушачий, да кучеряшки сверху.

С утра Черный Гурвинек спит, днем тусуется с людьми, делает вид, будто тоже человек, а по ночам ремонтирует автомобили. То есть, не столько чинит. сколько колдует. По свидетельствам очевидцев, он превращает старый автомобили в новые, за смешные деньги.

Человеческое имя ему - Вадим. Он воистину ужасен. Я думаю, что смешные деньги он вообще для виду берет, чтобы люди дурного не подумали. Люди ведь всегда дурное думают, когда с них денег не берут. Думаю, он там по ночам с машинами что-то совсем уж Страшное делает.

Все это выглядело бы как неумелая пародия на Пепперштейна, когда бы не тот факт, что машина моя осталась в страшном черном гараже в Сетуньском проезде. Встретися ли мы еще? Неведомо. Во что она там превратится, пока я тут пешком хожу? Страшно предположить даже.

Все вышеизложенное, между прочим, чистая правда. Ни грамма вымысла.
И выходит, что у всех людей жизнь как жизнь. И только у меня повсюду одна сплошная мистерия. И адрес мой не дом и не улица, а Черный Вигвам, до востребования.

Я, впрочем, не возражаю. Лишь бы машинка вернулась. Хоть зомбиком, хоть мумийкой, хоть Лорой Палмер в целлофане. Все равно любить ее буду и КАТАЦЦА от заката до рассвета.