February 16th, 2003

чингизид

глотать чернил и какать

Я знаю пять имен девочек...
... и всего два способа любить человеков.

Первый способ - безмерно радоваться всякий раз, когда я вижу человека. И почти совсем не вспоминать о человеке, когда его не вижу.
Второй способ - вообще не видеть почти нкогда (или вовсе без "почти" обойдемся), но помнить, что есть, теоретически говоря, такой человек. И землю целовать за то, что такой человек по этой земле где-то там ходит.
В обоих случаях мне, понятно, ничего от объекта любви не нужно. В том числе, взаимности (когда она есть - это просто дополнительное удовольствие).
Нечего и говорить, что иные способы любления представляются мне почти дикостью.
Ну, мы, извращенные натуры, редко бываем толерантны к большинствам.
Эта, как говаривали вонючие мужики, ничаво.
чингизид

Вот ведь как получается

Красиво грустить, срадать и ругать поцесс бытия почему-то умеют многие.
Так, бывает, печалятся, что хоть слезы по морде мажь. Несказанно прекрасно.

Красиво ругать прочих человеков мудаками тоже многие умеют. Ну, это, очевидно, потруднее, чем просто грустить и страдать, но тоже ничего. У многих лихо получается. Вроде бы, понимаешь, что вот, сволочь, за чужой счет красуется, а читаешь с удовольствием: эк зажигает!

Красиво гнать всяческие правильные и не очень телеги - особое искусство. Но тут просто: у кого за душой такая телега есть, непременно нужную форму найдет. Рано или поздно, так или иначе, но найдет. Тут можно не беспокоиться.

Красиво рассказывать интересные истории - искусство не столь простое, но все же обучиться ему можно. Некоторым удается.

Красиво иронизировать и/или стебаться - это уже почти высший пилотаж. Но лучшие из нас владеют им в совершенстве.

Красиво хвалить других (так, чтобы всех проняло и сюсюканьем не выглядело) совсем мало кто умеет. Но все же есть мастера. Перед ними преклоняюсь и стараюсь учиться. Может, выучусь когда-нибудь.

А вот чего, кажется, совсем уж никто не умеет - это красиво проявлять энтузиазм. Выплескивать витальную энергию, заражать слушателей избыточностью своего жизнелюбия, сохраняя при этом стилистическую безупречность - возможно ли такое вообще?

Эх.
чингизид

Все.

Беру тайм-аут.
Перерыв на прекрасную жизнь во сне и наяву.
До завтрашней глубокой ночи, надо думать.