March 12th, 2003

чингизид

(no subject)

Вчера ночью из дворовой тьмы доносилось экстатическое размеренное бормотание. Ну все, - думаю, - шаманы взяли власть в этом городе, наконец. Будут теперь жить среди нас, не таясь и вертеть нами, как захотят.
Фигм мне - шаманы. Подростки дворовые рэп исполняли, всего-то. Душевный оказался стиль - ежели ночью, да из-за угла, а не днем из телевизора.

В поезде нынче утром меня чуть было не дискриминировали по питерско-московскому признаку. Питерская проводница вместо того, чтобы дать мне чаю с лимоном, вела неспешную питерскую беседу с питерским жителем, соседом моим по купе. Со сна не разберешь, о чем они говорили, но, думаю, о булках и поребриках, как это у них заведено.
Пришлось их пристыдить. Сказать, что я в Москве - так, временно. Не живу даже, а смех один.
Мне поверили и дали все же чаю.

Удивительное какое-то счастье быть невыспавшимся человекообразным, которое бродит по теплой питерской слякоти, между окончанием поезда и началом дел. Сейчас вот выпью эспрессов в "кафемаксе" и дальше пойду.

И вот, кстати, питерские мои дружочки, я тут без записных книжек, зато московский мой телефон, указанный в одной из недавних подзамочных записей, пашет вовсю. Вполне ведь могу составить счастье на вечер хорошему человеку. Или не могу, ежели, заломив руки, увезут куда-то на край земли шугу, скажем, глядеть. Не знаю пока.
Но к 17 часам буду знать.

Мечта Мальчиша-Кибальчиша: ночь простоять, да день продержаться, актуальна для меня как никогда сейчас.