April 23rd, 2003

чингизид

Делаю вид, будто сержусь

Я снова знаю теперь, как совершаются убийства в состоянии аффекта.
Мне напомнили, что люди при этом чувствуют.
Убийц таких не то что в тюрьму сажать нельзя, их в санаторий отправлять следует, лечить нежно, бережно, целовать в уголок рта, как сексапильных туберкулезников, букеты из душистого горошка на ночной столик ставить, молока с медом поутру приносить.

Им (нам) нелегко пришлось.

Вот, к примеру, потратишь пару месяцев на совместную работу с родной, как кажется, душой, проебешь напару сотню-другу человекочасов, съешь пополам дюжину пицц, выпьешь литров сто первосортного кофе (и еще литров десять жуткого кофеподобного говнища), уснешь в обнимку с соратником три раза на диване - от трудовой усталости, а не ебли половой ради.
И вот когда скорбный труд практически подойдет к концу, означенное родное существо вдруг вытянет цыплячью шейку, вытаращит глазки и тоненьким голосочком спросит: "А в чем, собственно, у нас тут будет мораль?"

Мораль, конечно, всегда бывает в жопе. В сущности, жопа - единственное пространство, где уместна и даже нужна мораль. Мораль - она ведь чрезвычайно полезна при сортировке кала и больше, кажется, ни при каких обстоятельствах.

Как же хорошо, что в мире есть такая прекрасная часть тела!
Минувшей ночью это сохранило одну человеческую жизнь. Зачем - неведомо, но, по правде сказать, не мое это собачье дело.

Молитесь, в общем, на ночь, Дездемоны.
И в пизду хомячка.

P.S.
На самом деле я, конечно, улыбаюсь сейчас умиленно, как Макаренко с малолетним рецидивистом на руках.
чингизид

подкидные дураки

Ну вот то ли люди с дуба рухнули, то ли вообще все пьяные вокруг валяются, а за них Демоны в чужие журналы комментарии пишут и хихикают, что провести опять всех удалось.

Надеюсь, все же последнее.

Комментарии пока не отключаю, под замки не ухожу - действительно глупая идея.

Но удалять всякую дурость теперь стану нещадно, как деревенский зубной техник.

А там поглядим.