May 3rd, 2003

чингизид

есть такая правила

Забавно все же, как раскрываются люди, ругая других. Возможно, не всегда, но очень, очень часто.
Высказывая обвинения, люди обычно невольно рассказывают о самых потаенных своих страхах. Часто неосознанных. Когда осознанных, тогда еще ладно.
Ну это ведь известное дело: самые дурноблядствующие тетки активнее прочих шарахаются от матюков. Какие дядьки боятся матюков, я даже помыслить боюсь. Трус первым обвинит постороннего человека в трусости; домашний деспот громче всех станет порицать других, более масштабных тиранов (начальника, или там вовсе правительство). Человек, укоряющий себя за недостаток образования (часто совершенно необоснованно) первым ополчится на невежд. Тот, кто ужасно боится сморозить бестактность, другому бестактность уж точно не простит. И так далее.

Знали бы это правило, ходили бы, небось, с благостными мордами, как зайчики, ага.
Но не знают. А прочитают случайно - не поверят: мало ли, что я тут пишу. С какой бы стати мне верить?
И это очень, очень неплохо: уж насколько склоки омерзительные бывают, но благостные морды совсем уж невыносимы.

P.S.
Я тоже, да.
Но вполне осознанно, кажется. Боюсь порой встретить в темной комнате вместо черной кошки Внутреннего Мудака и Урода.
Внутренний Мудак скажет: "мяу", - и уж тогда-то я точно козленочком стану.