May 25th, 2003

чингизид

лыбырдыр, так это здесь называется?

Ездили с Линор по ее двору, мимо шла девушка. Линор обрадовалась:
- О, сейчас мы задавим девушку?
- Поздно, - говорю, - мы ее уже не задавили.
Несколько секунд спустя спрашиваю осторожно:
- Ты не очень огорчилась, что мы ее не задавили?
Она делает вид, что не очень.
- Прости, - говорю, - я совершенно не умею ухаживать.

***

По Моховой бродили какие-то люди, толпами. Возбужденные, но и довольно потерянные. Словно бы знают, что где-то в этом районе раздают бесплатно Щастье, но точный адрес забыли. И, к тому же, подозревают, что пункт раздачи Щастья работает, скажем, до 11. А уже 11:05 - как-то так.
На Лубянке все перегородили на фиг, забили парковки автомобилями, в переулках и в подворотнях стоят милицанеры, живых людей пешком ходить не пускают.
Все из-за Маккартни.
Не дали нам чаю в "Фениксе" попить. Пришлось ехать, как всегда, валяться в "Ямках". Никакого духовного совершенства. Все повторяю, из-за Маккартни.
Вот приехал бы, скажем, Чарли Уотс, и ничего бы такого не было.
А патамушта.

***

Здесь должно быть записано третье интересное событие, но я его не помню, а выдумывать лень.

***

А здесь должно быть записано четвертое интересое событие, но это секрет.

***

Пятое интересное событие заключается в том, что я уже ровно год пишу в этот журнал. И до сих пор не помню, как правильно пишется этот ваш ЛЫТЫДЫБР.
Это потому что у меня вместо головы - правильно. Сами знаете, что.

В журнал я пишу потому, что Линор подарила мне код, чтобы читать ее подзамочные записи. И с тех пор я действительно могу их читать - вот что удивительно. И еще много чего прекрасного могу читать. Дружеская лента моя - это вообще какое-то почти непрерывное счастье. Ну, чуть-чуть в задрипочку. Так живые ведь люди.

А пишу я сюда из жадности: если есть куда писать, что ж не пописать-то?

Ну и вот.