June 7th, 2003

чингизид

таких не берут на филфаки

Надоело быть именем существительным. "Существительное" - жуть какая, только вслушайтесь.

Быть надо бы чем-то белым, снегом, манной небесной, ненавистной детсадовской манкой, жасминовым цветом, или хоть ложной мучнистой росой на листве - польза от нас, или вред, кому какое дело? Нам жить-поживать, злобра наживать, да и помирать тоже нам, а не левым дядям-тётям. И вот если уж так вышло, что начали жить, хорошо бы побыть чем-то белым - ладно, не всегда, но хоть этим летом, чтобы знать, как это: чем-то белым.
Белым.
Надо же.

Ну, или быть, скажем, чем-то черным, кошкой в комнате, топливом для котельной, или, что ли, бруском сухой китайской туши. Не знаю, какой в этом прок, просто мне иногда нравится думать, что сухую тушь разводят слезами, но не выплаканным горем-глупостью-злостью, а просто слезами, которые текут по щекам, если долго-долго глядеть на огонь и не моргать.

Белым-черным - это, понятно, придурь, это не обязательно, это смешно даже: "белым-черным". Детский сад, начальная школа чувств.
Но вот хочется побыть не "кем-то", а просто "каким-то", не существительным, несущественным прилагательным побыть - до осени хотя бы, а потом и вовсе стать бы глаголом, но это, я понимаю, перебор, невиданное нахальство, несбыточная фантазия.