June 8th, 2003

чингизид

дом, который

Дом - это очень, очень важно.

Дом нужен всякому человеку; другое дело, что глубинные мотивации у нас, квартиросъемщиков, разные. Кому-то дом нужен для того, чтобы туда возвращаться, кому-то - чтобы было куда приводить других людей, кому-то требуется место, которое можно обустроить по своему вкусу и разумению, а кому-то - запереться на полдюжины замков и вздохнуть с облегчением: "Уж теперь-то, небось, доживу до утра". А мне дом нужен для того, чтобы было откуда уходить. Диковинная придурь, не спорю.

Сколько себя помню, всегда хотелось уйти из дома. Вовсе не от родителей: детство у меня получилось не то чтобы счастливое, но вполне благополучное, жаловаться не на что. Уйти хотелось ради самого жеста: вот дом, я тут живу, смотрю сны по ночам, валяюсь на диване с книжкой, загораю на балконе, храню нужные, полезные и просто любимые вещи, и вдруг, ни с того, ни с сего, переступаю порог, запираю дверь и иду, неведомо куда и зачем. Просто ухожу, чтобы уйти, и все тут.

Это и происходило, собственно, великое множество раз. Конечно, приходилось возвращаться. Сперва к ужину, потом на рассвете, еще позже - неделю, или месяц спустя. Здравый смысл подсказывал: не вернусь по доброй воле - вернут силой. А превращать потаенную мечту в скандал, бунт и заведомо проигранную битву мне не хотелось. Не мой стиль. Всякий жест следует исполнять красиво, или уж не делать вовсе, - так мне всегда казалось.

Став старше и поселившись отдельно от родителей, мне пришлось окончательно убедиться, что желание уйти из дома вовсе не связано с потребностью избавиться от докучливых сожителей. Даже в блаженные периоды полного одиночества мне по-прежнему больше всего на свете хотелось уйти из дома. Собственно, до сих пор хочется.

Теоретически, теперь это вполне возможно. Загулять на несколько дней, а то и недель, ночевать у друзей и подружек, завеяться в другой город, в другую страну - да мало ли вариантов? При этом совершенно не обязательно обещать себе: "Ни за что, никогда, ни при каких обстоятельствах не вернусь!" Вполне достаточно знать, что так может случиться, как бы само собой, без натужных усилий.

Пару раз так уже случалось. Что ж, поглядим, как будет дальше.
чингизид

All I need not is love

Кто-то кого-то недавно при мне цитировал. Дескать, патриотизм - последнее прибежище негодяев.

Это, конечно, неправда.
У негодяев великое множество прибежищ. Строго говоря, прибежищем негодяя может стать все, что угодно. Любая социальная норма. Любая из так называемых "моральных ценностей". Любая религия, любая философия. В любом сочетании. Негодяи - они (мы) ведь как тараканы. Им (нам) всякая щель хороша.

Разве вот, в полном вакууме никто не выживет. Потому что первое и последнее прибежище негодяя - это любовь. Идеальный инструмент манипуляций, идеальный предмет спекуляций, идеальное орудие убийства и самоубийства, идеальное оправдание для проёбывающих не только свою, но и чужую жизнь.

Я тоже из числа негодяев, понятно. Без мыла залезу чуть ли не во всякое сердце, повинуясь скорее условным рефлексам, чем искренней потребности. И в собственное пускаю кого ни попадя - ну, почти. Невелика радость: там у меня огромная, неуютная коммуналка. Возлюбленные человеки толкутся на общей кухне, гремят чайниками, занимают очередь к рукомойнику. Из крана течет не вода, а время моей жизни и, по правде сказать, не течет, а едва капает; заранее ясно, что его не хватит на всех, и вообще никому не хватит.

Практическая рекомендация: если не придавать мне значения, все само как-нибудь рассосется и уладится.
А вот исправлять меня - занитие бессмысленное. Исправительный дом для меня пока не построен, хотя готов, кажется, архитектурный проект; осталось лишь отыскать необитаемый (обязательное условие) остров, или хоть астероид какой. Астероид даже лучше. Космос, говорят, все лечит. Опять же, вакуум, внутренний негодяй, надо думать, сдохнет сразу же; если после этого останется хоть что-то, будем считать, все было не зря.

Это была моя текущая внутренняя правда*, которая останется таковой еще примерно полчаса, пока Луна не переползет на следующую свою стоянку, известную как ас-Симак аль-Азаль ("Безоружная Опора").
____________
*Некоторые мудрые люди описывают этот удивительный феномен термином "выёбывается". Они, в общем, правы.
чингизид

(no subject)

О.
Лунная стоянка, меж тем, сменилась.

Теперь можно про смешное.
В московских эзотерических супермаркетах, на стендах с картами Таро и прочими аксессуарами для мантических практик появились коробочки с карточками от "Межлокальной контрабанды", нежно мною любимой. Некоторые карточки чертовски хороши, особенно "число охотника" (изображен Брюс Уиллис, за решеткой, с надписью 667 на лбу).
Ну вот, жаль, что сканера нет.

Это была хорошая новость.
Теперь веселая.
Согласно инструкции корпорации "Необитаемое время", карточки нужно использовать для трансперсональных коммуникаций (делать из них визитки, человеческим языком говоря). Еще предлагают с их помощью гадать, медитировать и т.п.
Такой вот эзотерический концептуализм.