July 2nd, 2003

чингизид

Что в большом, то и в малом

Город все же переформатирует сознание своих обитателей, никуда не денешься.
В результате, человеки становятся похожи на те города, где живут. Переезжая с место на место, меняются сами.

Исследование это началось с многолетних наблюдений над питерцами. Очень хорошие люди, как правило. Лучше питерцев не выдумаешь человеков.
Но есть одна проблема.
В голове всякого питерца еженощно разводят мосты. А по утрам мосты сводятся снова. И, вроде бы, все опять хорошо.
Только большая часть вчерашних договоренностей, планов и замыслов с этого моста на фиг попадала. Как положено, в Лету. Ну и канула, понятно.
Поэтому с питерцами невозможно делать дела, особенно долгосрочные. Только дружить. Долго и бескорыстно, без совместных планов и, упаси боже, проектов. Проверено на собственной шкуре, ага.

С москвичами другая беда.
В сознании всякого москвича есть Правительственная Трасса, по которой Едет Президент. Этот самый Внутренний Президент, кажется, едет даже когда москвич спит.
Такая "мертвая зона", которая одновременно является фундаментом убежденности в собственной крутости и исключительности.
В каком-то смысле, быть москвичом чертовски приятно.
А вот находиться рядом с москвичами очень трудно, если, конечно, не знать про внутреннюю Правительственную Трассу. Знание облегчает общение, это, опять же, проверено.

Теперь про одесситов.
В городе-герое Одессе, да будет вам известно, по ночам отключают воду. То есть, с полуночи до 6 утра в кранах нет воды. Ни горячей, ни холодной. Так было то ли всегда, то ли очень, очень долго.
Поэтому в квартире всякого одессита стоят бутли и ведра с водой. Некоторые наполняют водой ванну; поэтому пока один из домочадцев моется, прочие нервничают: кода ж домоешься, сволочь, успеем ли воды набрать?
Нечего и говорить, что в сознании всякого одессита есть этакое внутренне "ведро с водой". Запас живительной влаги, впрок. Расходуют ее одесситы крайне неохотно, но если уж расходуют, оказывается, что в ней их сила.
Ну да, наша. Все же мы с этим городом пару десятков лет состояли в интимных отношениях.

Про другие города не знаю. Мне не доводилось жить там подолгу (года мне обычно недостаточно, до меня все медленно доходит). Насчет Берлина тоже ничего сказать не могу: в детстве такие вещи трудно замечать и, тем более, анализировать.

Было бы интересно послушать всякие другие гипотезы.