July 9th, 2003

чингизид

измененная реальность - 2

Ночью иду черед двор.
На детской площадке две тетеньки средних лет долбят пивко, курят, беседуют.
Проходя мимо, слышу следующее:
- Я же почему не пошла продавать Гербалайф? В нем есть что-то даосское, а даосское - это сатанизм.
чингизид

(no subject)

А в это время ночной спам предлагает мне не какой-нибудь американский английский пенис, а "Огненное путешествие по углям".

Приоткройте дверь в неведомое сегодня. Внимательный и доброжелательный инструктор поделиться с Вами секретами танцоров на огне. Все участники предыдущего семинара спокойно прошли по углям и стеклу. Некоторые плясали на углях. Вы пройдете по ним как по росистой траве.

Дорогое человечество, не кажется ли тебе, что ты маленько охуело?
чингизид

почему-то так

Уайлдер пишет в "Дне восьмом":

Благоденствуя, аристократы не навязывают друг другу своего общества; в беде они сплачиваются воедино. Они сомкнутым строем пытаются противостоять варварам.

Употребляя слово "аристократы", американец Уайлдер, конечно, имеет в виду вовсе не принадлежность к тому, или иному списку семейств. Это, надеюсь, понятно.

Из точки "сегодня" моя жизнь делится на две равные половинки: ДО Уайлдера и ПОСЛЕ.
Синий том, куда входили романы "Мост Людовика Святого", Мартовские иды" и "День восьмой", как я сейчас понимаю, был выдан мне вместо мудрого отца, остроумного старшего брата и строгого, но обаятельного учителя. Все к лучшему: иметь дело с книгами проще, чем с людьми. Торнтону Уайлдеру и, тем более, образу автора, с которым мне, собственно, приходится иметь дело, не нужно от меня ничего взамен. Не требуется говорить ему "спасибо", не надо даже предъявлять ему доказательства того факта, что он был прочитан и понят (грокнут во всей полноте хе-хе).

Дюжину раз прочитанный, проданный за шесть рублей в пору финансового отчаяния, разменянный на кровавые гранатовые зернышки, которые должны были исцелить меня от малокровия и начальной стадии цинги (и, собственно, исцелили), Торнтон Уайлдер решительно ничего при этом не почувствовал. Если в ту пору у меня были какие-то сомнения по этому поводу, опыт их истребил.

Теперь эти три романа вернулись ко мне в АСТовском переиздании. По утрам я часто открываю книжку наугад, читаю страничку-другую.
"Позвоните родителям", что-то в таком роде, ага. Минута слабости. Пройдет к концу июля.
Или не пройдет.