July 10th, 2003

чингизид

Сон

Запишу все-таки.
А то уже забываю по привычке ничего не помнить ВАБЩЕ НАФИГ. Жалко.

Во сне была смоделирована следующая ситуация.
Все живут примерно так же, как сейчас; имеется только одно существенное отличие. У каждого человека каким-то образом хранится "Ккнига судеб", вернее, одной судьбы, но не его собственной, а чужой. Т.е., книга, в которую непрерывно невидимой ангельской рукой записываются все деяния совершенно чужого, неизвестного человека, который живет в это же время, но совсем в другом месте.
Со временем книга становится все толще и толще, но это происходит очень постепенно и незаметно.

Принцип распределения книг среди граждан почти случайный, за тем исключением, что книга судьбы родственника, или знакомого никому не может достаться. Так уж все устроено.

Эта книга - большая ценность, ее нужно хранить дома, брать с собой, когда уезжаешь в другой город, или меняешь квартиру (если просто уходишь из дома по делам, можно не брать). В каком возрасте человек получает эту книгу (с рождения? на совершеннолетие?) - уже не помню. Но точно помню, что знание о необходимости беречь книгу столь же естественно, как для нас знание о том, что небо - сверху, а вода - мокрая.
Базовая, то есть, информация.

Фишка такая, что искать человека, чья книга у тебя хранится, не принято. Понятно, что это было бы легко: в книге ведь все о нем записано. Но вот, не принято. Даже не обсуждается такая возможность.
Зато всячески поощрается поиск собственной книги. Тут, понятно, можно действовать только методом тыка. Ну, хоть к прохожим на улице приставать: "Меня зовут так-то. Не у вас ли моя книга судеб?"
Такое поведение укладывается в общие представления о социальных нормах, но считается плохим стилем.
Хорошим стилем считается полагаться на интуицию и удачу.
Еще, конечно, куча всяких агентств детективно-эзотерического типа, которые берутся помочь, но успеха не гарантируют, ясное дело.

Что именно будет, если найдешь свою книгу, непонятно. Известно лишь, что это очень, очень круто и охуительно.

У меня хранилась книга судеб какого-то шведа. Имя уже не помню.
Судя по тексту, ничего особенного, швед, как швед.
Свою книгу отыскать не удалось: в иной какой-то реальности зазвонил телефон, пришлось в нее просыпаться.