July 25th, 2003

чингизид

человек начинает думать, когда ему лень работать

А вот ведь
растлить
- это ведь, по сути, значит: предоставить возможность получить новый опыт?

Корень при этом "тлен".
Знание способствует умиранию и гниению - так, што ли, выходит?

Ничего себе, граждане.
И этим вот языком я еще в глубине души надеюсь что-то этакое сформулировать, а опосля брякнуть принародно?
Пиздец, мамочки.
чингизид

идиотские факты о нас с литературой

- Два писателя заставляли меня заплакать настоящими живыми слезами: Филип Дик и Торнтон Уайлдер*. Оба пункта, боюсь, актуальны до сих пор. Ну, второй - точно.

- "Войну и мир" мне довелось прочитать много раньше, чем сказку "Три поросенка".

- Мои представления о реальной жизни сформировалось под влиянием Герберта Уэллса, Юрия Олеши и персидских сказок, в первую очередь, "Сказки о Лиловом городе, Лиловой бане..." (не помню, как там дальше, очень длинное было название). Все это произошло в очень раннем возрасте (5 - 6 лет); представления о реальной жизни с тех пор почти не претерпели изменений.

- Мне удалось получать пятерки по литературе с 8 по 10 класс и не прочитать НИ ОДНОГО программного произведения. Это был вопрос принципа, что-то вроде пари с собой; другие, не вошедшие в школьную программу тексты тех же авторов, читались с интересом (по крайней мере некоторые).

- Единственый в моей жизни настоящий запой случился у меня сразу после школы от чтения полного собрания сочинений Достоевского. К счастью, число томов все же оказалось конечным, а в любом ином сочетании алкоголь мне неинтересен, как выяснилось.

- В свое время мне ничего не стоило пойти на кражу и даже насилие ради того, чтобы заполучить Очень Нужную Книгу. Довольно много книг было спизжено из разных библиотек, несколько - у родственников и знакомых, у которых стояли в шкафу для красоты; насилие применялось лишь единожды, ради того, чтобы заполучить Борхеса. Мне было 18 лет и мне, честно говоря, до сих пор ни капельки не стыдно.

- В ранней юности, когда, вроде бы, нет ничего важнее гормонов, несколько моих приятных микророманов накрылись медной посудиной, поскольку мне не удалось оторваться от книжки ради свидания (а мобильных телефонов тогда еще не было).

- От текстов некоторых авторов я натурально заболеваю, поэтому у меня имеются серьезные пробелы в образовании. Но это (памятуя вышеописанный школьный опыт) совсем не мешает.

- Зато два писателя натурально спасли мне жизнь. "Старик Хоттабыч" Лазаря Лагина в раннем детстве и несколько романов Стивена Кинга (это, понятно, много позже).

Это было, как мы понимаем, что-то вроде заседания Клуба Анонимных Алкоголиков. Не могу я сейчас себе позволить книжки читать - так хоть потрындеть прилюдно.
Ну, вроде, полегчало. Можно дальше работать.

_________

* Дикий какой-то набор, мне тоже так кажется, да.