August 18th, 2003

чингизид

краткая биографическая справка

Оба шута: и Пьеро, весь в посеревшей за день пудре, в синяках от Арлекиновой палки, и сам Арлекин, чей рот перекошен от каждодневных гримас, ладони цветут экземой, а кровь отравлена собственным сарказмом, возносят по вечерам благодарственные молитвы.

- Господи, - говорят они тайным дуэтом (каждый у себя, наедине с собою и сам за себя, но одновременно), - спасибо тебе, Господи, - твердят они, - что не сотворил меня дурой Коломбиной, у которой нет иной печали, кроме как сделать, наконец, выбор между двумя никчемными шутами, Пьеро и Арлекином.

Примерно такую же благодарственную молитву возносят по вечерам морячок Поппай и злодей Блутто, но это уже другая история, куда более смешная, ибо они не могут решить, что ужаснее: быть несчастной дурочкой Олив Ойл, или все же банкой шпината, дарующей силу отдельно взятому дураку, одному из двух?

Я, собственно, и есть эта самая банка шпината. Поэтому благодарственых молитв по вечерам не возношу.
И так сойдет.
чингизид

самые прекрасные в мире истории дня

Борхес удавился бы - раз
Борхес удавился бы - два.

А "три" - не будет, ибо на нумер три претендует великое множество пряников, спрятанных под амбарные замки (да-да, твои тоже, совершенно верно).
Поэтому Морские Фигуры могут отмереть и заняться своими делами, до поры, до...