August 20th, 2003

чингизид

открытый призыв к вооруженному восстанию

... ну да, ну да, и мама ее никогда не любила, совершенно верно.
Зато воспитывала.

Если называть вещи своими именами, понимать под "воспитанием" насильственную подгонку маленького человечка под удобные для окружающих размеры, мама была отличной воспитательницей. Велела "не умничать", "знать свое место", приучала к ношению ситцевых халатов и домашнему труду, тяжелому и почти бессмысленному, спешила переложить на ребенкины плечи хоть часть собственного неподъемного ярма.

В школе она училась средненько - не совсем уж плохо, а так, с тройки на четверку перебивалась, чтобы не хуже всех. Быть "не хуже всех" - это, как ей говорили дома и в школе, очень, очень важно. А она верила взрослым на слово. Верить взрослым на слово проще, чем думать головой, а она и хотела, как проще, потому что и без того проблем куча: пересдать физику после уроков, помыть посуду, забрать сестренку из садика, покормить ее, снова помыть посуду, подмести, вытереть пыль, встретить родителей с работы, получить пару оплеух за текущие неудачи, сделать уроки, спать.

Одна отрада: спать.
Сны она, кстати, время от времени видела; до сих пор даже видит изредка, просто ей в детстве еще взрослые объяснили, что сны - это ерунда, не нужно обращать внимание, она и не обращает. Потом, позже, ей снова объяснили, на этот раз подружки: вовсе не ерунда, сны нужно запоминать, а потом читать сонники, чтобы узнать будущее, но она как-то сразу в этих сонниках запуталась, да еще узнала, что выпавший зуб снится к смерти, испугалась, и снова стала думать, что внимания обращать не нужно.

Ладно, поехали дальше.
Ей, конечно, вовремя объяснили, что надо замуж - любой ценой. И любой ценой родить. Потому что если не выйти замуж и не родить, тогда уж точно получишься хуже всех. Как людям в глаза смотреть?
Замуж довольно долго не получалось, поскольку природа не наделила ее красотой. Смотреть, как она идет по улице, заблаговременно ссутулившись под тяжестью невидимых глазы авосек, отклячив зад, шаркая ногами, мало было удовольствия, даже когда ей стукнуло восемнадцать. Сейчас - это я уж и вовсе молчу.

Потом наконец, нашелся желающий, взял замуж. Конечно, пил, гулял и орал, конечно, храпел по ночам, ссал мимо унитаза, зарабатывал меньше, чем проедал-пропивал, зато - муж. И ребенка родить с его помощью удалось. Или даже двух. Так что есть кого калечить, по своему образу и подобию. Многие мамаши - это своего рода "графини Монте-Кристо", мстят человечеству в лице своих деток за собственные проебанные годы, но, понятно, не осознают ничего.
И вот да, с оргазмами у нее как-то совсем ничего не выходило, хотя, вроде, старалась, стонала и кряхтела на совесть, как учили подружки. Но - не вышло. Поэтому она до сих пор не понимает, что это за "секс" такой. И на всякий случай ненавидит. И дочкам своим, будьте покойны, запретит. Чтобы неповадно.
Так и живет.

Да.
Так вот.
Вышеописанная ОНА, это несчастное, замордованное, бессмысленное и, на первый взгляд, беспомощное создание - отлично всем знакомая тетка из РЭУ. Или из ОВИРа, или из детской поликлиники - да мало ли откуда. Она, эта несчастная, облеченая микроскопической властью тетка с откляченным задом и дикой хуйней на голове вместо волос, на которой любая тряпка кажется крипленовым платьем - самое страшное существо в ЭТОЙ СТРАНЕ. Тысячеглавая гидра, от которой не скроешься.

Собственно, именно по вине таких теток Россию и называют часто, в сердцах: "эта страна" - с ненавистью и даже омерзением. Людям ведь редко есть дело до идей, до политических линий и прочих смешных, абстрактных конструкций. Для них олицетворение государства - вот эта несчастная, тупая, загнанная кобыла средних лет, которая десять ведер крови из всякого выпьет в ходе исполнения своих убогих государственных обязанностей - просто так, не замышляя зла даже, просто не умеет иначе. К тому же, жизнь ее редко сахар, правда-правда.

Когда-то давно, когда вдруг выяснилось, что закончилась савецкая власть, стало очень радостно, потому что казалось: вместе с совком уйдут и эти жуткие тетки. Наивно, конечно, было такое предполагать. Никуда они не ушли. Генеральные секретари сменялись президентами, съезды народных депутатов - парламентскими заседаниями; рубль мутировал, как гриб-опенок под атомным реактором, новые государства множились,к ак ксерокопии, а тетки оставались.
Ну да, и еще оставались дядьки, особенно менты и гаишники, но их воспеть у меня ни таланта, ни времени не хватит. Это еще круче теток из РЭУ, потому что - прыщавые мальчики с пинделями, из которых пулять можно, совсем пиздец.

Они остались на своих местах, воспитали новую смену, и поэтому ничего так и не изменилось: совок остался совком именно вот на этом ежедневном житейском плане. А что там в телевизорах скачет и в интернете понаписано - это не очень важно. То есть, может быть, важно, но талисманом от тетки не является.

Поэтому устроителей следующей революции убедительно прошу: начать все-таки с теток-дядек. Со всей этой поганой мелочи. А устранив ее, остановиться на какое-то время и поглядеть: вполне возможно, все прочее само как-то устроится. Я, честно говоря, в этом не сомневаюсь.

P.S.
Я, кстати, понимаю, что не в России дело. В прочих странах чиновники столь же ужасны, такие же никчемные, несчастные существа, дорвавшиеся до микро-власти. Просто у них зарплаты побольше, работу терять пострашнее, ну и контроль, хоть какой-то, поэтому держатся в рамках условной пристойности - по сравнению с нашими. Поэтому тамошних теток-дядек хочется убивать из огнестрельного оружия, а не голыми руками душить, только и всего.
чингизид

тест: какой вы покойник?

Кто-то известный (не помню, хоть убей, кто, а может быть, это и вовсе мои выдумки, я часто собственные бредни невинным людям приписываю) предлагал для получения ответа на вопрос: "Правильно ли я живу?" представить себе, что умрешь прямо сейчас, минуту спустя, так что побежать и сделать что-то напоследок уже не выйдет. Вообразить: что будет после этого твориться - я сейчас не о личных посмертных переживаниях толкую, это дело темное, а о внешних, мирских аспектах бытия, - и, исходя из этого, сделать выводы.

Так вот, если я - вот прямо сейчас, то:
- Почти никто не поверит
- Добрая сотня хороших людей охуеет
- Плакать, пожалуй, никто не станет (способные плакать по такому поводу - они как раз не поверят, так что и волноваться не о чем)
- Если кто-то все же заплачет, это будет не очень серьезно. Так - мусор эмоциональный, чтобы стресс снять.
- А вот кое у кого будут серьезные проблемы с моей тушкой (как хоронить ЧЕЛОВЕКА-БЕЗ-ПРОПИСКИ?) - и с наследованием жалкого моего имущества будут серьезные проблемы кое у кого, по схожим причинам.

Вывод: в общем, я очень правильно и хорошо пока живу, только надо все же как-то разобраться с документами. Но это, боюсь, только после вооруженного восстания получится.
чингизид

красота нечеловеческая

Пришел такой прекрасный спам, что сил моих нет уснуть, не осчастливив предварительно все прогрессивное (и, ладно, регрессивное тоже) человечество.

Исключения ради прячу под кат.
Все же интим.
Collapse )
чингизид

вечерний телеграф

Вот мне вчера не хватило времени и таланту про дядек написать, а Человечищу - хватило.

Правда, очень здорово написал.

Это была хорошая новость.
Плохая новость состоит в том, што все как с цепи сорвались, пишут теперь про орательный секс, вслед за dimkinГорчевым. Это чрезвычайно интересно и увлекательно, только при чтении ленты ощущения странные: не то словно бы во рту полно чужих хуёв, не то вся тысяча моих увеличенных пенисов по чужим ртам порастыкана.
Такова сила таланта.

А еще, ежели будет на то воля аллаха, надо бы написать ночью про жалость и сопереживание. Прения показали, что с этими понятиями у нас большая путаница.
Впрочем, и без прений было ясно, просто пистаь лень.
А теперь уж никуда не денусь, пожалуй. Да и в хозяйстве пригодится, по любому.

И еще Лоста про рабство когда-то просила рассказать. И еще хотелось про ужасного Конфуция. И найти как-то Юшманова, сговаориться про чай. Не забыть бы все это. Эх.