August 28th, 2003

чингизид

на полпутик

Дивным образом образовались почти 2 пустых часа, на полпути к - ну, куда там мы, татаре, скачем? Нам, впрочем, и самим не то чтобы ведомо.

Смешно было получать визу по кривобокому, телефонному полублату: сперва внимательно выслушать, как посылают на хуй, потом наябедничать по телефону на нерадивое звено бюрократической цепи, потом, пока виноватые получают пиздюлей, пить тихонько кофе в удаленном от центра циклона прекрасном гадюшнике, потом вернуться, держа морду приветливой тяпкой, потом, потом, потом...
... мелкая, сладкая месть: в анкете, в графе "цель визита" написать: культурологическая миссия, с каменным лицом отдать глупую бумажку в обмен на другую, не то чтобы шибко умную, зато полезную для желающего пересечь границы между тута и тама.

В городе кы, тем временем, охуительно, да так, что из пяти дружеских телефонов обзвонен всего один, а вместо дружеского заcеления в дружеское жилье арендован номер в гостинице. Куплю бутылку минералки, пачку "Собрания", стану писать глупости до зари и спать в одиночестве, прогнав даже кобылу с лицом женщины. Ее, собственно, в первую очередь.

Кафе Сон.це в дурацком пластиковом торговом комплексе "Глобус" охуительное: вкусно кормят, на втором этаже курить дают, и вообще смешное место.

... он исповедует философию прагматичного мистицизма - говорит одна гарна дывчына другой, не менее гарной. Обе проходят мимо, а я радуюсь: какой, должно быть, прекрасный человек этот ее хахаль.

Другая гарна дывчына, продавщица пахитосок, в момент моего приближения к ее будке бурно принюхалась. Сказала: "Вы подошли, и так хорошо стало! Что это?"
- Мат, - отвечаю. - Просто Matt.
- Какой же у вас мат прекрасный! Какой изысканный! - воскликнула дывчына и на радостях продала мне пахитоску.
Вот так.
Чужие девушки хвалят нынче мой изысканный мат. А от вас не дождешься.

На этой оптимистической ноте пойду, што ли, дальше гулять под сгоревшими, кроваво-ржавыми каштанами. Это выглядит почти как апокалипсис, почти, почти, почти - ну, как в мультике, например.