September 5th, 2003

чингизид

записки паломника

Истинно говорю вам, ныне мне был явлен румяный лик Гарри Поттера, намалеванный на матрешке.
Армагеддон грядет, скоро ужо теперь, не сумлевайтесь.

Зато вечером на город упало с неба облако, таяло потом как мороженое, расползалось жидким туманом по окрестностям. Такой был закат; а завтра не будет мне заката. Завтра вместо заката будут мне пограничники, да чай в подстаканниках.
Не ходил бы ты, Орфеюшка, в ад: и Эвридику свою, нежным тленом тронутую, хрен спасешь, и сам дурак дураком сидеть там будешь.
Да ведь все равно пойдешь, знаю я тебя.

Все тот же волшебный художник Гитис, который подарил историю про даму, влюбленную в пикового валета, удивлялся нынче: вот ведь как, у поляков красота - "урода", а у русских "урода" - понятно что.
Это, - говорю ему, - наглядно демонстрирует разное отношение братских славянских народов к судьбе и воле.
"Урод" - это, выходит, такой уж уродился. И вот полякам кажется, что если красивый - это от рождения дано было, а все несовершенства по ходу дела наживаются как-то. А русские, получается, от природы милостей не ждут. Только уродом и можно уродиться. А красоту с боем выколачивать надо - выходит, так.
Я, хоть и татарин, а польских кровей. Потому и цацкаюсь так с фатумом: что миленький ни сделает, все хорошо. Избаловался он у меня, фатум-то. По жопе ему, што ли, пора? Или еще нет?..

Вылью сейчас бокал красного кхмерского на алтарь живого неорганического бога Херуки и еще какую глупость напишу - может быть.