September 26th, 2003

чингизид

не могу поднять ногУ

Это стишок такой был дурацкий, мой папа любил его декламировать:
я стою на берегу,
не могу поднять ногУ.
- не ногУ, а нОгу.
- все равно не мОгу.


А я вот, кажется, давно уж стою враскоряку, одной ногой на том берегу, где грозди гнева, где шум и ярость, где враги и уроды бесчинствуют, и надо бы их всех передушить голыми руками - из милосердия, но и удовольствия для, дя и себе пиздюлей ежечасно выписывать - ибо нефиг.
А другой ногой, ясен пень, я на том берегу, где тишь, да гладь, покой и воля, где молчание - без пяти строк танка, где с возрастом появляются такие особые складочки в уголках рта, как бы от вечной кошачьей сфинксовой улыбки.

Можно бы еще прямо сейчас разрядить обстановку пошутить: дескать, есть у нас в запасе еще и третья нога, но - нет ее. Потому и стою враскоряку, на двух берегах сразу, а подо мною не то Лета течет, не то просто река Чура - не то, чем кажется.

Ежели, утомившись отсутствием твердых принципов, одну из ног убирать стану на другой берег, то-то хлюп с чвяком будет.

Вот и стою.
Пока - так.
чингизид

дошло вдруг

Нопасаран - это же явно лекарство какое-то, типа феназипама, или, ну я не знаю, прозака, что ли.
Скорее антидепрессант, чем что-то иное.
Принимать с утра, как я понимаю, да и на ночь не помешает.