October 1st, 2003

чингизид

про водку

чингизид

тень за пнем

Нет более печального события, чем случайно наступить в говно. Не потому даже, что в говно, а потому что случайно. Пустяков, как известно, не бывает, и контролировать себя следует всякую секунду, во всякой мелочи.
Значит, поделом мне.

К вопросу о самоконтроле, старое мое наблюдение.
Когда посреди дороги случается авария, и остальным машинкам приходится объезжать пострадавших, никто никогда не стукается в этой толчее - хотя, казалось бы, действительно трудная и опасная ситуация.
А вот именно потому, что трудная и опасная. Да еще и чужой скорбный пример налицо. Все, даже муЩины на "Волгах" и "ауди", даже юные блондинки в джипах, даже крутые подмосковные ковбои на грузовиках временно берут себя в руки и действуют осознанно, а не как всегда.
Но это, к сожалению, быстро проходит.

Забавно наблюдать за людьми, выносящими повседневные суждения. Забавно и немного неловко, словно в баню подглядываешь. Вот сегодня в зоопарке люди совали животным и птицам куски еды и снисходительно говорили: "Вот попрошайки!"
Какая глупость. Всякий зверь-птиц - просто добытчик. Он по складу своему душевному не может быть "попрошайкой". Это для человека "клянчить" оскорбительно (потому что у него есть моральные ценности и прочая пластиковая дрянь). А зверь честен и прямодушен: ему нужно добыть еду, любой ценой, любым доступным способом. Когда нельзя отнять силой, надо подождать: вдруг сами отдадут?
Отдают, как миленькие. за право вынести снисходительное суждение. Материальную ценность меняют на химеру. И кто у нас после этого "брат меньший" и вообще дурак?
Мы, к слову, крепко подружились с журавлем-красавкой. Умница и красавица, этакая афганская борзая среди птиц.
Еще очень странный зверь Красный Волк, на длинных тонких ногах. Элегантен, чертовски сексуален, трогателен и немного жалок. Волк-манекенщица.

А на закате над городом летали несколько огромных птичьих стай. Это у них что-то вроде военных сборов, перед отлетом на юг. Проверка боевой готовности. Огромные пятна птиц в небе дивгались, становились то густыми и плотными, то прозрачными, размазанными. Иногда разные птичьи пятна смешивались, потом снова делились надвое. Очень странное зрелище. И захватывающее, как, скажем, модный когда-то светильник с подвижными парафиновыми сгустками.
В таком количестве птицы - уже и не птицы вовсе. Не те отдельные, штучные птицы, к которым мы привыкли. А, что ли, стихия. Бывают стихии: вода, огонь, воздух. А бывает стихия птиц.
И стихия рыб, наверное, тоже бывает, когда они косяком идут. Но мне как-то ни разу не довелось увидеть.

Ну и все, да?
чингизид

учимся говорить по-русски

В.Б. научил меня выражению "берловый махач", что означает: "драка вокруг кормушки".

Чистый восторг; на мой взгляд, идеальное соответствие звучания содержанию.
А ведь впервые слышу. Вот что значит незаконченное гуманитарное образование. А может, такие тайны и вовсе в аспирантуре открываются.
Ух.
чингизид

кого угодно

По двору шла старушка, время от времени показывала небу кукиш, при этом конспирологически хихикала себе под нос.
Она абсолютно права; на ее месте мог бы быть любой из нас.

Человек трет яблоки на терке, бормочет себе под нос: "Труд превратил австралопитека в питекантропа".
Пауза.
С некоторым раздумчивым удивлением добавляет: "Труд может превратить в питекантропа кого угодно".
А, кстати, да.
чингизид

(no subject)

Дети во дворе сегодня играли так: раскачивались на качелях до упора, а потом прыгали на кучу песка. Мы тоже так делали. Только прыгали не на песок, а просто на траву. Экстремалы были, ага.

Когда мы переехали из маленького двухэтажного, четырехквартирного особняка с садиком в другой дом, тоже двухэтажный, но длинный, буквой "г" выгнутый, поделенный на восемь (кажется) подъездов, соседствующий с другим таким же и окруженный огромным, практически бескрайним двором, мне пришлось социально адаптироваться. Ну, то есть, привыкать к жизни среди большого числа сверстников.

Прыжки с качелей для новых партнерских отношений были совершенно необходимы. Да и нравилось мне это занятие - теоретически. Но на практике у меня поначалу ничего не получалось. Страшно было: не столько шею свернуть (об этом в детстве мало кто заботится), сколько сделать все не так. Ну, как-нибудь совсем уж неуклюже и смешно прыгнуть, на позорно маленькое расстояние от качелей, или вовсе мешком на землю плюхнуться. Надо было как-то научиться этому искусству.

Тогда пришлось придумать хитрость, предложить родителям как-то вечером: "А давайте я вынесу мусор!" Родители от счастья чуть не зарыдали: прежде заставить меня заниматься домашним трудом было невозможно, проще убить (они и грозились, но без толку). И тут вдруг. Тем более, выносить мусор в тогдашних обстоятельствах было хлопотно: помойка располагалась в дальнем конце двора, идти на такое расстояние с полным ведром - невелико удовольствие. А для меня вышла и вовсе каторга: все же мелкий ребенок, ведро тяжелое, а вонь его казалась моему чуткому носу непереносимой.

Но игра стоила свеч, на полпути к помойке меня ждали качели.
Мне повезло: хоть и стемнело, а во дворе еще вполне мог кто-то бегать, нам часто разрешали гулять допоздна, но в тот вечер никого не было. Я, понятно, ведро в сторону и - на качели и - ну раскачиваться.
Коленки дрожали, конешно.
Но прыгнуть мне, наконец, удалось. Не то чтобы далеко и не то чтобы шибко элегантно, но начало было положено. Еще несколько таких "мусорных" походов, и вполне стало можно присоединяться к сверстникам в их экстремальном развлечении. С тех пор мы с дворовыми хулиганами жили в любви и согласии, пока не поуезжали навсегда из военного городка.

Я это все к чему.
то ли с тех пор, то ли вообще с самого начала, процесс обучения представляется мне интимным до крайности. Обучаться чему бы то ни было на глазах у посторонних совершенно не умею (даже если явный провал, как в случае с качелями, невозможен). Только в полном одиночестве, своим умом дойти, или (в идеале) наедине с тем, кто может научить, но такое, понятно, редко бывает.
Может быть, на самом деле, это у многих так? Потому и школьное образование кажется мУкой и насилием даже очень способным детям, потому и репетиторы (толковые, конечно) многим идут на пользу.
А может быть и нет. Может быть, мой личный заскок, не знаю.