October 5th, 2003

чингизид

Клёпа is dead

Гуляли за городом почти целый день. Видели сто миллионов фрагментов Прекрасной Красоты и всего одну кучу дерьма. Отличная пропорция, всегда бы так.
Один из нас фотографировал деревья, кусты и прочую пышущую дивным предсмертным жаром ботанику; кричал нам то и дело: "Гуманоиды, вон из кадра!"
И правильно. Стыдно быть гуманоидом.

***

В лесу видели голого человека, поросшего седой шерстью. Он от нас убежал. Думаю, это был беглый фавн.

***

На обратной дороге заехали в дом-самолет к сибирскому шаману Мише, чтобы поглядеть вниз с его балкона. Балкон особенный: он огромен и так давно и безнадежно запущен, что былая грязь стала плодородной почвой, из которой выросли настоящие деревья. Кроме деревьев есть еще и цветы, но цветы все же люди посадили, а деревья выросли именно сами, много лет назад. Большие уже. Здорово, когда запущенный, неухоженный сад растет в тридцати примерно метрах над землей.
На Мишин последний этаж можно подниматься не по лестнице, а по длинным, пологим горкам. Очень удобная штука, хорошо бы еще внизу выдавали велосипеды; этот дом вообще построен как бы специально для вольготной кафкианской жизни велосипедистов. Но гармония противна текущей юге, поэтому велосипедистов там как раз и нет. Кто угодно, только не велосипедисты.
Зато есть надписи на стенах и колоннах, меня больше всего впечатлила надпись: Клёпа is dead. Как-то сразу окончательно понимаешь, что все суета.
Размышляя о конечности бытия вообще и Клёпы в частности, мы шли, шли и пришли наконец на Самый Верх.
Кроме Миши там были удивительной красоты женщины и дети от пяти до двадцати лет; думаю, он их всех себе случайно нашаманил, по крайней мере, вид у него был вполне растерянный. Все ели еду и праздновали день рождения ребенка Пети, который публично выпил рюмку водки, хотя ему исполнилось всего 20 лет. Американцы его бы расстреляли на месте за такой терроризм, а мы, космополиты безродные, пощадили и даже подарили арбуз, который у нас случайно оказался при себе.
И Петя тут же стал совсем большой.

***

А на обратной дороге меня наконец-то остановили сотрудники ГАИ на предмет пьянства за рулем. Достали какой-то совсем уж миниатюрный аппарат для измерения объема талии Зеленого Змия, велели дуть: "как будто шарик надуваете". Очень трогательно все объясняли. Хвастались: "У нас такой крутой аппарат, новейшей конструкции, даже если у вас в крови допустимая доза алкоголя, он все равно покажет, но отметит, что она допустимая!"
Ну, я дую. Аппарат, понятно, не реагирует, поскольку последняя символическая капля алкоголя побывала в моем организме примерно месяц назад. ГАИшники испугались, говорят: "Ой, наверное у нас аппарат поломался! Дуньте еще раз!"
Дую второй раз. Ничего.
Они спрашивают подозрительно: "Вы что, и вчера тоже не пили?"
"Нет", - говорю.
"Ну как же так, - с болью в голосе переспрашивает ГАИшник, - как же так? Вчера же пятница была. В пятницу-то вечером - святое! Нельзя же совсем не пить!"
Удивительно, что меня за это не оштрафовали. По глазам было видно, собирались. И были бы правы. Действительно, безобразие. В пятницу вечером только враг народа не пьет и вообще не дремлет.
Ну да. Я и есть тот самый враг.
И Клёпа is dead.
чингизид

P.S.

Народная примета: если мне нужно написать несколько писем ПАДЕЛУ и еще пару для души, значит я не доберусь до компьютера раньше 4-х утра.
Проверено на живых людях.
чингизид

P.P.S.

... и, конечно, вместо писем напишу записку, как день прошел, чтобы не дать себе ни единого шнаса исполнить перед сном корреспондентский свой долг.
Страшная, страшная карма у тех, кто состоит со мной в переписке. Врагу не пожелаешь.
На том свете за такие штучки меня сделают почтовым клиентом.
Ну и пусть.