November 18th, 2003

чингизид

О. Настоящий лытдыбр, как положено.

Прогулка по Кузнецкому мосту вышла короткая, зато прекрасная.

Возле художественного салона женщина продавала игрушечного ежика. Ежик толстый, трогательный, одет в человеческую детскую одежду; внутри у него машинка для пения тоненьким голосом всяких песен. Фишка в том, что продавщица держала игрушку за шею, поэтому ежик имел вид натурального удавленника. Буквально Один на Мировом Древе. Обрел мёд поэзии и поет тоненько, жалостно: "От улыбки хмурый день светлей".
Убиться веником, какая инициация.

Чуть поодаль сидят за маленькими столиками бабушки-дедушки, продают всякую фигню, типа орешков да изюма. Одна из старушек очень спокойно, сдержанно говорит, ни к кому особо не обращаясь: "Я зверею. Я зверею. Я сейчас окончательно озверею. Зверею я."

Больше ничего на Кузнецом мосту не произошло, потому что улица короткая, а я хожу быстро.

Но были и другие улицы.
чингизид

о не самой нормативной лексике

Буддизм изспользует негативные слова для выражения реальности. Это единственный способ избежать путаницы в словах
Нёген, из комментариев к притче "Сань Шэнь встречает ученика".

Какой прекрасный прнцип! Какая реальность, такие и слова. А то действительно путаница.