March 18th, 2004

чингизид

братушки пишут

Братушка Мураками рассказывает в ентом самом "спутнике" про книгописательство (цитирую внарезку, а то длинно и лень набивать):
В Древнем Китае города окружались высокими крепостными стенами, а которых было по несколько <...> ворот. <...> Люди верили, что в воротах обитает <...> некий дух города.<...>Знаешь, что делали древние китайцы, когда их строили? <...> Брали телеги и шли в те места, где когда-то шли бои. Там собирали уже побелевшие от времени кости воинов <...> Потом у входа в город сооружали огромные ворота, в которые замуровывали эти кости. Для чего? Китайцы верили, что погибшие воины будут защищать город, поскольку их души, наконец, обрели покой. Да, и еще вот что. Когда ворота уже были готовы, китайцы приводили несоклько собак, кинжалом перерезали им горло и окропляли ворота теплой еще собачьей кровью. Лишь когда высохшие кости соединяются со свежей кровью, старые души вновь наполняются сверхъестественной силой. Так полагали китайцы. <...> Когда пишешь книгу, происходит почти то жесамое. Ты можешь собрать уйму костей и отгрохать прекрасные ворота, но книга - живая, дышащая - так и не получится. Истории в каком-то смысле к этой нашей реальности не имеют никакого отношения. Чтобы увязать друг с другом две плоскости - "Здесь" и "Там", - для настоящей Истории необходимо таинство крещения.

Братушка Пелевин вот дает кому-то интервью, откуда тут всякие цитаты.
В частности:
Писатель — это человек, который отвечает перед текстом, который он пишет, а не перед читателями или критиками. Поэтому это очень одинокое занятие. Кроме того, я никого никуда не веду, а просто пишу для других те книги, которые развлекли бы меня самого.

Наверное, многим покажется, что все это жуткие и скучные банальности. Ну и ладно. Зато это правда. И все, кто эту правду знают, будут мне братушки, а прочих и нет вовсе.
А если и есть, то не здесь. Гдетотам.
чингизид

я - почтальон Печкин, очевидно

Вот уже несколько дней меня преследуют настенные надписи следующего содержания:
Ольга дура
Olga dura
Olga debile
Эти три разновидности надписей встречаются во многих дворах и подворотнях не совсем, мягко говоря, русскоязычного города Вэ.

Вообще-то город этот постоянно разговаривает со мной надписями на стенах, по-английский, в основном. По-русски только один раз "доброе утро" написали.
Но при чем тут какая-то Ольга?

Кто тут Ольги, задумайтесь. Может быть, это небо вам чего-то хочет сказать, на вопрос невымолвленный отвечает, а меня просто как почтальона использует?
Тогда вот, передаю.
В надежде на чаевые.
чингизид

(no subject)

Вот все забываю записать.
Художник Гитис давно еще рассказывал, что когда он был маленький, у них во дворе жил какой-то загадочный человек. Все время носил в дом какие-то странные предметы, что-то из них дома мастерил, часто уходил в неурочный час, или, скажем, возвращался поутру. Или вот еще на чердак вечно карабкался, а оттуда - на крышу. Такой взрослый-не-как-все.

Теперь-то Гитис думает, что человек был астроном-любитель, что-то в таком роде. А тогда он и все дети во дворе думали, что человек - волшебник. Ну и следили за ним постоянно. Куда пошел, что принес. В окна заглядывали, на чердак после него поднимались, искали следы ворожбы. Иногда находили.
Ну и опасались его, понятно. Когда "волшебник" приветливо здоровался, с визгом разбегались. Когда замечал, что они в его открытое окно подглядывают, пугались так, что по несколько дней потом удивительному соседу на глаза не показывались.
Ну, нормальное отношение маленьких детей к дворовому волшебнику.

Теперь художник Гитис вырос большой и живет сам по себе. В каком-то доме. В доме есть двор. Во дворе есть дети.
- Я не раз замечал, - рассказывал художник Гитис, - что дети как-то странно себя со мной ведут. То следом за мной ходят, то в окна заглядывают. Зову их в гости, а они пугаются. А на следующий день опять шагу без них по двору не сделаешь. И вдруг до меня дошло: они же, наверное, тоже думают, что я волшебник. Как мы в дворе про соседа думали. Я же все время какие-то странные вещи таскаю, мне для работы надо. Ну и картинки, скульптуры, змеи воздушные...

Так возмездие настигает шалунов спустя многие годы, хе-хе.

А вообще история тянет на полноценную притчу, конечно. Искавший волшебника в начале пути, в какой-то момент обнаруживает, что другие ищущие волшебников уже толпятся на пороге его собственного дома.
Такие вот улыбки у нонешних альмутасимов.
чингизид

Што это, кто это?