June 16th, 2004

чингизид

в центральную прачечную, жалоба

Вот, кстати, совсем непонятно, что делать.

Стоило полгода назад написать, что журнал прикрывается, и наступила такая благодать в комментариях - хоть LJ-храм там открывай.
Какие-то хорошие, умные люди в нечеловеческом количестве рассказывают прекрасные премудрости, все дела.
Прошло несколько месяцев, и опять - ну, не половина, но четверть комментариев в почте - не совсем то, что мне хочется читать по утрам и вечерам. То есть, мне теоретического знания, что глупых людей много, вполне достаточно; за этим знанием стоит полевая практика, да такая богатая, что вам и не снилось. Хватит уж.
Ан нет.
Пишут всякую дурацкую, необязательную, назойливую хрень, непонятно зачем - а ведь могли бы в это время заниматься общественно-полезным трудом, или хоть в носу колупать - тоже дело.

Что ли опять писать, что журнал закрывается? А потом через неделю - ну типа, ладно, вот вам сказочка...
Так ведь поганое дело: один и тот же сценарий два раза кряду реализовывать.
Или запретить комментарии всем, кроме friends? Так огромное количество славных людей писать не сможет. И это будет жалко.
Или правда нового юзера завести? Так опять же раскопают, пинкертоны хреновы.

Или просто попросить разработчиков LJ сделать специальную опцию "на хуй", чтобы нажатием одной кнопки случалось справедливое возмездие? А не писать пять букв и один пробел всякий раз.
Да, это была бы отличная опция. Просто мечта.
чингизид

ай, ладно, уговорили

Пускай у меня будет "звездная болезнь", если так нужно.
Все же не чума, авось выживу, а людЯм приятно.
Тем более, у меня медицинская страховка теперь есть, впервые в жизни. Можно к врачу обратиться, если что.

Приду, скажу:
Доктор, у меня болит звезда. Огненная сердцевина ее ноет, как сердце старухи, лучи чешутся: застарелая экзема.
Что? Да, перед дождем звезда моя ломит так, что не разогнешься. А дожди здесь - ну вы же знаете, доктор! - раз в два часа, ежедневно; иногда даже солнце с неба убрать не успевают. И правильно, кому оно мешает? Какая-никакая, а тоже звезда, небось болит у кого-нибудь, ноет, чешется, а тот боромочет, бедняга: "Тише, солнышко".
У меня болит звезда, доктор. Жжет, дергает, зудит, бьется под кожей. Немного утихает под утро, тогда мне удается заснуть на пару часов, но потом все начинается сначала. Да, доктор, да. Каждый день. Сколько себя помню, да.
Ампутация? Вы издеваетесь, доктор? Ах, единственный выход? Качественное протезирование? Никто не заметит, даже если раздеться до без-трусов? Надо же. Хорошо, я подумаю, доктор.

А то действительно. Сколько можно с больной звездой в боку жить.
чингизид

пс

И да, поскольку у нас тут буря, плавно переходящая в локальный апокалипсис,
пришло время открыть страшную-страшную тайну. Все одно пропадать.

Так вот. За чОрным-чОрным лесом в чОрной-чОрной яме сидит чОрный-чОрный ребенок. Из его чОрного-чОрного глаза течет чОрная-чОрная слезинка.
Иногда к ребенку приходят прекрасные сущности, заоблачные и подземные, вперемешку.
- Чего ревешь? - спрашивают. - Что случилось-то?
- Я, - шыгая носом, отвечает малыш, - сын человеческий.
И буквально захлебывается ревом.
От стыда.