June 26th, 2004

чингизид

муто-тень

Иногда я выглядываю из себя. Обычно в темноте, а как же.
Ради существа, которое выгладывает. вполне можно терпеть (и кормить) все остальное себя, бессмысленное и беспощадное, хоть и забавное вполне.

Было всякое, но я только про неинтересное запишу.

В поезде некоторым людям бывает нужно ходить в тамбур, чтобы курить. Я тоже иногда хожу в тамбур.
Сначала тамбур был покрашен в светло-гнусно-зеленый цвет. Потом, пару часов спустя - в темно-серый.
Теоретически, обнаруживая такое несоответствие, надо, что ли, хвататься за сердце, или иной какой ливер. Ну или нервничать начинать хотя бы.
Но я твердолобая скотина, ледяная рыба, для меня такие вещи - норма, хоть и помню я, что теоретически считается, будто элементы реальности не должны вот так, ни с того ни с сего видоизменяться. Но мало ли что теоретически считается. Вранье, конечно. Мир зыбкий, изменчивый и ненадежный; это хорошая новость (хоть и не новость вовсе), но немного раздражает, что в моем случае зыбкость эта касается все больше малозначительных и неинтересных деталей, вроде окраски стен в тамбуре какого-то дурацкого поезда. Подумаешь - тамбур.
Ну, то есть, я не против, конечно, но хотелось бы более ярко выраженного безумия, хоть иногда. Это же как клерку в турпоход сходить, полезно.

Зато проводница пришла ко мне в купе утром, попросила: "Пощупайте мой лоб".
Считается, что так не принято, это я тоже помню, но многие живые люди нутром чуют, что с такими просьбами - это, да, ко мне, вопреки всем социальным сценариям и прочей скучной дряни.
Лоб у проводницы был сухой и прохладный, лучше не бывает. Образцовый лоб здорового человека.
"Ну вот, как же так? Температуры нет, а мне плохо!" - негодовало бедное дитя.

Люди готовы стерпеть что угодно, если оно поддается объяснению, известное дело. Если плохо, пусть уж будет температура. Тогда можно принять аспирин и терпеливо ждать первых раскатов насморка. Понятная неприятность - почти удовольствие.

Не зря она ко мне два раза заходила с этим своим лбом. Ой не зря.
Мне бы надо не забывать, что "температура" - это слишком просто. А значит, хватит ее измерять при каждом удобном случае.
Все - необъяснимо, абсолютно все. Даже неизменность цвета стен в моем подъезде.
Договорились.
чингизид

зато

(на правах патриотического постскриптума)

Я живу сейчас в такой прекрасной стране, где летний солнцеворот объявлен официальным государственным праздником.
Это очень, очень разумно,
хотя настоящие язычники не должны, конечно, пренебрегать зимним солнцеворотом, а также весенним и осенним равноденствиями. Остальные государственные праздники вполне можно отменить, как несущественые. Ну или ладно, Новый год пусть останется: его дети очень любят.