July 23rd, 2004

чингизид

про книжки, мура всякая

Например, надысь приснилась библиографическая редкость, книга рассказов датированная концом 19-го века. Книга была устроена так: название, а после него чистое разлинованное пространство, как школьная тетрадь, чтобы читатель сам записал под названием свой рассказ. В моем экземпляре большинство рассказов было записано одной рукой, кое-куда были внесены поправки следующих читателей, а под некоторыми заголовками было написано по несколько историй, разными почерками, в разное, судя по степени выцветания чернил, время.
Мне во сне удалось толком прочитать только одну "Сказку о Белой Розе" и подивиться: такое пошлое название, а как же здорово написал неизвестный владелец книги! Сейчас не помню, о чем была сказка, только впечатление и осталось.

* * *

Вдруг вспомнилось название известной когда-то книжки про потустороннее "Жизнь после смерти".
Какое могло бы быть отличное название почти для любого романа: "Жизнь перед смертью".

* * *

В букинистическом магазине обнаружились дневники Максимилиана Волошина. Хороший такой дядька. Смешной.
Там же обнаружилась проза Мандельштама. Никогда раньше не, кидайте в меня яблочными огрызками.
Оба - оличные юзеры были бы, эх.

* * *

такая жизнь
чингизид

очень странная мифоложка

Прогнав дурочку Герду, чтобы не мешала работать, забыв о сне и еде, утирая ненужными меховыми рукавицами вспотевший от напряжения лоб, прикусив от досады губу, он переставлял и переставлял с места на место скользкие, непослушные, почти бесформенные льдинки.
Когда труд его был завершен, Кай не почувствовал радости - только тупую боль в висках и опустошенность, не слишком похожую на облегчение. Согласно договору, отныне весь мир действительно принадлежал ему, но он больше не знал, что делать с этой игрушкой, а о новых коньках и вовсе не вспоминал. Не до них теперь.

Снежная Королева была довольна.
- Что ж, составлять слова из букв ты уже умеешь, - сказала она. - Дело за малым.
Небрежно погладила его по голове, неожиданно сжала пальцы на затылке - так, что он уже не мог ни высвободиться, ни отвернуться. Приказала:
- Открой рот.
- Что вы собираетесь делать? - испуганно спросил Кай.
- Ничего из ряда вон выходящего, небольшая формальность, напоследок. Вырву грешный твой язык и празднословный, и лукавый...
чингизид

(no subject)

А пока мы, татаре тут ебать подтаскиваем
и ебаных оттаскиваем,
словом, ерундой занимаемся,
упоительные сгустки живой материи пишут нам прекрасные письма:

такое ощущение, что вы среди бомжей проживаете. а вашу справку распечатайте пожалуйста в экземплярах трехстах, распишитесь и забейте себе в жопу как можно глубже, чтобы потом было за что обидеться на проктологов. задолбали тупые выблядки, считающие себя пупом вселенной. само себе справку дай да и гордись до пенсии, если доживешь нечаянно.

Тут на самом деле вот что замечательно: до пенсии я не доживу ни при каком раскладе, в том числе и "нечаянно". Ее у меня не будет, потому что мы, татаре, еще в возрасте восемнадцати лет твердо решили умереть молодыми (лет через 300, не раньше).
А молодым пенсия не нужна, так-то.