January 16th, 2005

чингизид

хуй наны

Только вот пожалуйста, перестаньте наконец защищаться и оправдываться.
Это, знали бы вы, так смешно, когда одни хорошие люди совершенно внятно и логично объясняют, зачем и почему им нужен этот самый "глаз", а другие - почему им не нужен, и как они хитро попрятались от чужих "глазьев", потому что неэтично и нехорошо, а третьи объясняют, какие дураки и первые и вторые, "но я-то, я-то не таков!"

А потом еще всякие первые пишут, как им было плохо без LJ целые сутки и как они с этим справлялись и справились, молодцы. А другие пишут высокомерно: "Ах вы бедные, несчастные LJ-зависимые, плохо вам было, а вот мы не таковы, мы тут с другой стороны улицы наблюдаем отстраненно, во как.

И еще про всякое пишут хорошие и разумные первые, вторые, третьи и четвертые, это совсем не страшно, просто - ну, нелепо как-то. Хрупкие, недолговечные существа спорят о пустяках, у всякого своя правота - вместо справки о наличии бессмертной души, коотрой нет (справки точно нет, насчет души - это у кого как, разные бывают варианты, все без гарантий).

Очень жалко всех: милые, милые. И хочется написать в небесную Канцелярию прошение, чтобы увеличили срок человеческой жизни еще лет на четыреста, чтобы на всякую хуйню времени хватило, потому что - ну милые же. Расточительно это: таких милых на каловый камень и кровавый червивый глинозем перерабатывать, не дав доспорить о милых, милых таких пустяках.

Есть, правда, хороший вариант: забыть обо всех и не брать в голову. Чай не царское это дело - дурью париться.
Но хуй наны* вас забудешь. Потому что хорошие же, да. И разумные.
_____

* "Хуй наны" - это выражение времен моей бурной юности. Оно употреблялось, когда надо было сказать: "А вот хуй", - в смысле, ничего нет и не будет, как хотелось бы - но при этом, не впадая в трагический тон, подчеркнуть что дела совсем, СОВСЕМ плохи, и ничего не будет уже по-нашему, никогда, ибо мир огненный и...
Ну, в общем, понятно.
чингизид

(no subject)

Царь-Который-Живет-Один в Доме-Который-Построил-Джек.

И еще.
Карликовые кролики пандового окраса на рынке. Сидят, глядят.
Жареное кофейное зерно падает в горшок с землей, а два дня спустя из горшка появляется маленький, жалкий, сухой (жареный?) росток. Вскоре он гибнет окончательно, но нам достаточно мимолетного впечатления, не так ли?
Красные черепичные крыши, на которые можно глядеть с любой возвышенной точки (например, с точки возвышенного настроения) - бес-ко-неч-но.
В этом городе столько лестниц-в-небо и дверей-в-никуда, что приходится придумывать новые метафоры, эти словосочетания уже не годятся, они тут просто описывают реальность, и больше ничего. Ну, придумаем небось. дурное дело нехитрое.
И вот еще снег, которого не было, а потом был, а потом опять не стало, но немного погодя он появился снова (перхоть ангелов присыпала плечи земли, вышло довольно неопрятно, о да).

В жизни еще много всякой прекрасной бессмыслицы, но только она имеет хоть какой-то смысл для существа, чья задача как-то пересидеть, переждать время между двумя сновидениями, которые, собственно, и есть жизнь, а вовсе не эта вот чушь собачья, коотрую вы тут мне (и друг другу) впариваете целыми днями.