January 17th, 2005

чингизид

dcgjvybkjcm djn

В школе, в втором, что ли, классе у меня была соседка по парте. Ее звали Яна. Яна была ничего так, веселая и не очень вредная, но писала со страшными ошибками, как, в общем, почти все в классе, кроме меня и еще нескольких мутантов с так называемой "врожденной грамотностью" (а скорее просто хорошей зрительной памятью: я вот до сих пор делаю иногда ошибки в тех словах, которые не попадаются в текстах, которые я обычно читаю, ну вот взять хотя бы этот самый вине-вени-грет).
Но все это ладно, тут важно знать только, что Яна была жутко безграмотная.

И вот однажды наша учительница заболела, и ей на смену прислали какую-то другую учительницу. И та предложила нам удивительный эксперимент. Говорит: сейчас, дети, вы напишите маленький диктант, а потом соседи по парте поменяются листочками и проверят ошибки друг у друга. И оценки поставят. А я потом посмотрю, как вы справились.

Это, надо сказать, было очень круто. Почти как если бы нам дали из настоящего ружья друг в друга пострелять, потому что ошибки и оценки - это же очень важно было, ну! Некоторых детей из класса за ошибки и плохие оценки дома лупили, или там в кино не пускали, или отнимали велосипед, а мне говорили в таких случаях, что я маму-в-могилу-сведу - тоже ничего так приключение, педагогическая поэма прям.
Что оценки будут не очень настоящие, а временные, для красоты только, это учительница не очень внятно объяснила. Ну или мы не слушали, не поняли, очень может быть.

И вот мы написали диктант и поменялись листочками. Мне достался Янкин диктант, а ей - мой.
В ее диктанте, до сих пор помню, было восемь ошибок. Для Янки очень неплохой результат. Исправив их, ставлю ей тройку; подумав, пририсовываю к тройке плюс. Еще подумав, исправляю тройку с плюсом на четверку с минусом. Потому что - ну, не хотелось сильно человека обижать. И так наверное обидно, когда твои ошибки красным почерканы...
Обдумывая все это, гляжу, как Янка пыхтит над моим листочком и практически падаю в обморок.
Она поперечеркивала почти каждую мою букву. Это сейчас смешно, а тогда была Страшная Трагедия, потому что делать скидку на личность оценщика нас никто тогда не учил (и вообще никто не учил, этому пришлось учиться позже и самостоятельно).
То есть, мне в голову не пришло, что поправки безграмотной Янки, объективно говоря, не считаются. Красный карандаш в ее руках делал каждую поправку Истиной, вопреки содержанию школьных учебников, логике и здравому смыслу.
В общем, это был мой первый кол. И тот факт, что учительница разобралась и поставила мне потом две пятерки, одну за диктант, вторую за проверку, ничего не изменил. Настроение было ужасное до конца недели, потом, конечно, прошло.

Но, в общем, это был полезный урок. Мне довольно рано удалось наглядно убедиться, что когда безграмотный болван лезет оценивать работу великого грамотея и умницы, он найдет там гораздо больше ошибок, чем все тот же грамотей и умница в его, болвана, трудах.
Понятно, почему.
Ну, то есть, все это вообще очень простые, банальные вещи. Писать об этом не было бы смысла, если бы все мы не жили в обществе, где существует институт критиков, рецензентов, всяких прочих -ведов, любителей и профессионалов, чьи химические, ядовитые красные карандаши никакой ластик не берет, вернее берет, если постараться, но заебешься же оттирать, как тех цыганят, которых "легче новых родить".