February 27th, 2005

чингизид

про лы

Ничего не читаю (еще три дня, вероятно), хожу курить с альбомом Гауди, которого сегодня люблю как никогда, хотя и раньше у нас с Гауди все было очень, очень неплохо, но это, в сущности, никого не касается.

Когда смотришь на здания Гауди, совершенно невозможно поверить, что их появление предварялось самой обычной стройкой, что похмельные рабочие рыли яму для фундамента, мешали раствор, арматуру какую-нибудь гнули, что вокруг пыль столбом и грязь чвякала, что-то падало, разбивалось, что-то не получалось - ну как оно обычно во время строительства бывает.
То есть да, я знаю, что все это было: рабочие, фундамент, песок-цемент, пыль и все что положено. Я не псих, не ребенок трехлетний, примерно представляю, как люди дома строят.
И несмотря на это теоретическое знание, мне совершенно очевидно, что здания Гауди мгновенно возникли на пустом месте по мановению волшебной палочки, или иного какого-нибудь жеста. Да вот хотя бы и под веками сновидца набухли, а потом - чпок! - и готово.
Я знаю, да, но мне, тем не менее, совершенно очевидно.

Когда иррациональное знание становится сильней рационального - это и есть любовь.
Идеальная формула идеальной любви, а не этой вашей ути-пути, тютю-сюсю, хуё-моё, чмоки-чмок.