May 21st, 2005

чингизид

дыбр?

В чужом дворе на дверной ручке висела жестяная звезда - что-то вроде потускневшей елочной игрушки.
Наверное когда этот город хочет признаться в любви кому-то из своих жителей, вешает ему на дверную ручку какую-нибудь такую блестящую цацку. Ни к чему не обязывающий, трогательный жест.

А у нас во дворе трехцветная кошка вывела из подвалов на свет четверых котят. Мы кормим их специально закупленными и любовно размороженными морепродуктами (детям нужны витамины). Честно говоря, я отдаю им всех осьминожек, которых не люблю, но и мидии с креветками от сердца отрываю. Но не все.
Таков звериный оскал моей благотворительности.
(Котята улетные, а мы не железные. Пока спасает лишь то, что они дикие и в руки не даются. А дальше - видно будет.)

А на улице Траку от меня шарахнулся совершенно трезвый с виду дедушка. Поглядел, побледнел, закрыл лицо руками, метнулся в сторону и побежал прочь, бормоча по-литовски невнятное. Не знаю что и думать.

Зато в Северо-западный Проход нынче удалось выиграть по-крупному. Ну и давно пора. А то уже надоело по тупикам шариться.

И всякое такое
чингизид

в рамках культурного обмена

mauz, человек и юзер какое-то время назад прописал мне (на диск) таблетку под названием Oi Va Voi.
Хлопая дверью (потому что убегаю дворровых кошаков кормить и дальше, в неизвестность), не могу не отметить, что это не просто хорошо, а усраться как хорошо.
Усраться и не жить.

(А вчера перед сном отчаянно хотелось в три тыщщи сто восьмой раз поблагодарить amigofriend-ушку за год назад подаренное Rosenberg Trio, которое меня всю ночь развлекало. Ай как хороши. Ай как. Ай.)