July 23rd, 2005

чингизид

(no subject)

Есть такая разновидность самолюбования, перед которой я совершенно не могу устоять.
Это получается, когда человек действительно прекрасен невыносимо, а дистанция между "я" и "я" невыносимо же велика. И наблюдатель любуется делателем с другого конца расщепленной личности, а вместе им не быть. Потому что путь долог, а жизнь коротка, и ладно.
И ладно, действительно.

Самолюбование ангела, который не утратил ничего, кроме бессмертия. И память о былом бессмертии - при нем. В том числе.

Кто к такому самовлюбленому с упреками полезет, будет проклят прежде, чем трижды промяукает равнодушный дворовой кот.

(Это я "Вкусный обед для равнодушных кошек", новую книжку Димы Воденникова по буковкам разбираю за кружкой отвара шиповника и мяты, сочиняю, что бы умного автору написать-сказать, а выходят сплошь глупости. Зато какие восхитительные глупости выходят - налюбоваться не могу.)