July 29th, 2005

чингизид

ничего кроме дыбра

Надутое целлулоидное сердце шарилось по асфальту, подпрыгивало жалостно, влекомое порывами ветра. Но невысоко.
Такова участь каждого затасканного символа, увы.

Соседи во дворе говорят, что завтра будет + 35. Они в ужасе. Причитают, бьются в истерике практически, бедные. Говорят, мы все умрем.
Мне похрен, я помню, что такое +40 в тени в городе Одессе, под жестяной крышей, без воды. Не без горячей воды, я имею в виду. Вообще БЕЗ ВОДЫ. Вода (холодная) текла из крана по расписанию: с 6 до 9 утра, потом с 7 вечера до полуночи. И все. И ВСЕ, я говорю.
А какие-то несчастные + 35, когда можно вовсе не вылезать из душа - тоже мне горе.

У дворца бракосочетаний, где стоит смешной уродливый памятник бездомным молодоженам, оставшийся еще с советских времен (полуголая парочка с младенцем ютится в кустах), дети учились кататься на скейтборде. Получалось не очень, но дети не сдавались. Падали, поднимались и снова разучивали прыжки со ступеньки.
Ученичество - самая трудная и самая благословенная составляющая человеческой судьбы. Растянуть его на долгий срок, а еще лучше - навсегда - вот достойная задача. Я хрен когда кого чему-нибудь стану учить, но почему ученикам надо мыть ноги, понимаю очень хорошо.
Тем более, вода из крана идет круглосуточно. Что ж не помыть?