September 20th, 2005

чингизид

(no subject)

В наилучшие моменты жизни, вот как сейчас, когда белоснежный автобус везет меня из одного прекрасного города в другой прекрасный город, мне становится как-то особенно очевидно, что – вы как хотите, а я уже давно болтаюсь в своем персональном аду; за какой эвридикой меня сюда занесло, неведомо. Но обратной дороги я не помню.

Эти ваши черные пашни, эти ваши деревенские дома, где гасят свет до полуночи, эти ваши сияющие пустые пространства вокруг бензоколонок, эти ваши пограничные заставы, этот ваш поворот луны на ущерб – что это, зачем, кто велел? Уберите.

У меня дома не так. Все не так. Вообще все.

Особенно в мелочах. Ох уж эти мелочи.
У нас свет по ночам в каждом окне, даже если хозяева спят, все равно ставят фонари на подоконники, для красоты и удобства прохожих. У нас не бывает пограничных пунктов, потому что всяк ходит, где хочет, попробуй останови - улетит к черту. И документов тоже не бывает, потому что и так ясно, кто есть кто, достаточно просто в глаза поглядеть. А если проницательности не хватает, можно спросить, вам скажут. Никто не станет скрывать такой пустяк как имя, которое все равно ведь практически на лбу, практически огненными скрижалями про-ца-ра-па-но. И луна у нас не бывает ущербной, она всегда растет, вырасти никак не может, и правильно, какие ее годы?

Где я вообще? Как меня сюда занесло? Здесь кто-то еще из наших есть? Как будем выбираться?

Вот почти всегда настигает меня в дороге такое настроение. Поэтому я очень люблю ездить. Полезно бывает прийти в себя, хотя бы ненадолго.

Эвридика, давай, найди меня, позвони, пора домой, оживать.
чингизид

Краков

Когда мы остановились на польской границе, на электронных часах в автобусе было указано время: 02:96. Не то чтобы это самое крутое событие в истории моих отношений с циферблатами, видали мы и 91:19 однажды. Но все равно приятный эпизод, прям будто настоящее путешествие, а не баловство это наше из города в город, из страны в страну.

Дальше все было примерно в том же духе.



Это на картинке вовсе не брак какой-нибудь. Это туман натурально окутывает шпили храмов, когда идешь в семь утра от вокзала в Старый Город (всего-то 15 минут неторопливым шагом прогулка).
Человеку, проспавшему в сумме где-то 2 часа в автобусе, хочется, вопреки распространенному мнению, не столько кофе, сколько немедленного единения с Абсолютом. Потому что кофе уже вряд ли поможет, а Абсолют - вполне возможно. Ну, есть такой шанс.

Так вот, рано утром в Кракове можно получить и то, и другое.

В баре SZARA, расположенном по адресу Главный Рынок 6 (вход в бар с улицы Sienna) мне подали лучший в моей жизни эспрессо. Повторяю, лучший. Да, я отвечаю за свои слова. И понимаю степень ответственности. Тем не менее, продолжаю утверждать, что это реально был лучший эспрессо моей жизни. Крепкий до густоты и вовсе не горький. Такой вкусно пить без сахара, действительно.
Капучино в баре SZARA, скажем так, на втором месте. Но если учесть, что на первом месте в моем личном рейтинге капучино, который готовил очень старый горбун итальянец в крошечном ресторанчике в Нюрнберге в девяносто пятом году прошлого века, то...
Ну ясно, короче.



Поощрив организм кофеином, можно отдать должное Абсолюту. Например, выйти на улицу подойти к первой попавшейся высокой башне и стоять, задрав башку. Облака бегут по небу так быстро, что ясно видишь: башня падает тебе на голову. И от этого необычайно хорошо.

К тому же в Старом городе весь день играет невидимый трубач. Судя по звуку, он все время где-то рядом, рукой подать. Но никого не видно. Скрипачи есть, баянисты и шарманщики, а трубача нет. Но он там громче всех. Играет одну и ту же мелодию, очень короткую и простую. Много раз кряду. Я ее теперь захочу - не забуду.

Потом так и ходишь, вывернув шею кренделем (с кренделем же в зубах, они тут на каждом шагу продаются, тайные гербы города Кракова, сладкие подобия ленты Мёбиуса). Ходишь и видишь всякое:



Словом, в коридор, предназначенный для нервного курения, выстраивается длинная очередь. Прекраснейшие города занимают в ней свое место, ибо город Краков не просто хорош, а - немыслимый. Немыслимый город.

Я наверное еще много всего расскажу и покажу. Если настроение не пропадет.
чингизид

надобранiч

львоффффф:



***



кракофффф:

***



***



А я пойду попробую помириться со своим телом. Одну ночь в автобусе оно мне простило, а после второй - скандалит страшно. Грозит мокрой тряпкой мордасам, которые, строго говоря, не мои, а евонные, но все равно жалко.