November 27th, 2005

чингизид

всякое

Cнилось,
что я нахожусь среди людей с гладкими (то есть, без впадин, выпуклостей и отверстий) белыми лицами, по которым снизу вверх, как титры в кино, бежит текст, описывающий выражение лица данной персоны и даже поясняющий, какие именно чувства оно символизирует.
Самым прекрасным в этом сне было то, что тексты транслировались на непонятном мне языке. И даже алфавит был мне совершенно незнаком.
То есть можно было наконец смотреть на людей и не понимать про них вообще ничего.
Слов нет, как это было прекрасно.
Реально, слов нет.
Рай для ветерана эмпатии.

Понимать про людей - то еще удовольствие. Потому что одни такие живые и хорошие, что сердце на кусочки рвется, а другие - вообще никакие, как измусоленная жевательная резинка, которую во дворе по кругу передавали ("дай дожевать"). Ни вкуса, ни глубины, ни внутреннего движения, только податливая органика хлюпает - жуть.
Но все до единого трогательны в нелепой своей смертности и недолговечности. Будь моя воля, всяк мог бы продолжаться, сколько влезет. Даже распоследний дурак, потому что такому нужней, чем прочим - в каком-то смысле. Пусть себе жует, пердит, грустит и сердится вечно, если ему так приятно, мне не жалко, особенно при условии, что я буду знать об этом как можно меньше, а лучше - вобще ничего.

Но от меня в этом вопросе, мягко говоря, мало что зависит.
чингизид

воздушная тревога?

Это что вообще за очередное нашествие общительных полудурков в комментариях? Прут и прут, один за другим, прям как в страшном кино.
То есть, они всегда были, но чтобы ссылку на прикол типа кормильцевского воззвания нельзя было дать без психиатрических последствий - это как-то...
Ну да, перебор.

Очередная рекламная кампания моего журнала в свободной прЭссе случилась? Или просто соскучлись?
Бедные кисы обоего пола. Натурально, бедные.
У меня руки чешутся. Того гляди сделаю Страшное.