April 10th, 2007

чингизид

(no subject)

Когда кто-то говорит (пишет), очень важно, о чем он молчит. Я имею в виду не стыдную-сладкую тайну какую-нибудь, а некоторые вещи, настолько невыразимые и одновременно очевидые для молчащего о них, что кажется - у каждого свои, а если все же докапываться всякий раз, окажется, очень даже общие - не для всего человечества, но для некоторой большой его части.

Именно это и объединяет "своих", понуждает всеми силами открещиваться от "чужих". О чем мы молчим, когда говорим (и вообще всегда).

И, да, без меня ясно, а все же следует добавить, что именно вот это молчание придает глубину всякому высказыванию. И по достоинству оценить глубину, понятно, могут только "свои", то есть, молчащие на ту же тему. Некоторые другие ее иногда тоже чуют, но обычно у людей от такой чужой глубины шерсть на загривке дыбом, ощущения в диапазоне от глухого раздражения до лютой ярости. При этом молчащие о чем-то другом вовсе необязательно враждебны, даже не обязательно неинтересны, но они не имеют значения - того подлинного, живого значения, о котором тоже приходится молчать, ну не с большой же буквы это слово писать, в самом-то деле.