January 12th, 2008

чингизид

зафиксировать

Я очень люблю жизнь, и мне очень не нравится, как она устроена.
(Это не цитата, а мои собственные слова, как бы случайно, в диалоге, хоть и письменном, вырвавшиеся.)

Насчет "нравится - не нравится", есть одна прекрасная формула из анекдота про василия ивановича и петьку, которые судачили о фурманове: "не нравится - не ешь". Универсальный совет.

Недовольство мироустройством в целом и его отдельными (одушевленными) фрагментами - прекрасное, в сущности, занятие, при условии, что другого нет.
У меня, мягко говоря, есть. Следовательно, надо немедленно переключиться на режим энергосбережения. Сопротивление миру давно уже не вопрос выживания для меня. А уж чужое сопротивление миру и вовсе никогда не было для меня вопросом выживания, интерес к чужим делам и вообще к другим людям - просто следствие щенячьей резвости, когда глупая зверушка подбегает ко всем обнюхиваться и лает, почуяв незнакомый запах, причем хвостом при этом мотать не перестает, что делает ситуацию совершенно анекдотической.

Все-все-все, стоп. Зона моей ответственности ограничивается пространством вокруг моего тела, радиусом, ладно, пусть будет не метр, а полтора, чтобы приступа клаустрофобии не случилось. Внутри этой резервации и продолжу свои дивные упражнения. Работы и без того невпроворот, успеть бы.

Учиться подлинному одиночеству в моем случае означает - просто поставить чужие кресты на место и не мешать владельцам влачить их самостоятельно, в любом направлении, пусть даже и на голгофу какую-нибудь. Помогать можно только после того, как попросят. Три раза, для верности. Ну ладно, ладно, два.

Если я все правильно понимаю, через несколько лет существования в таком режиме можно будет натурально перевернуть мир (после того, как он об этом сам три раза попросит, двоеточие, тире, скобка, на всякий случай, чтобы обошлось без вопросов, все ли у меня в порядке, потому что оно, конешно, в беспорядке, но весь беспорядок - только в дурной голове).

На улице, меж тем, наконец-то теплее, чем в Рейкьявике. У них там минус один, а у нас - плюс, плюс! Оттепель - это как кофе с коньяком и сливками, только без сливок, коньяка и кофе, кайф животворный в чистом, стало быть, виде.

P.S.
Я уже вот прям отсюда вижу, как может быть прекрасно ваще все, если я сумею махнуть на него рукой.
толькобынекоза, толькобынекоза

P.P.S.
Какой же у Дейча последний текст охренительный. И вот ведь, собственными руками даю ссылку, хоть никто меня и не просил. Ужас какой. Два. Родителей в шко... Нет, пожалуй, лучше не надо.