November 4th, 2008

чингизид

техническое

Прощать так называемых "врагов" действительно совершенно необходимо. Это вопрос не религии, не морали, а, скажем так, экономии и справедливости.

Все получается примерно так. Пока я в той или иной форме хочу, чтобы мой "враг" был наказан (в диапазоне от "точу ятаган" до "робко мечтаю, как встречу его двадцать лет спустя несчастным и опустившимся"), я как бы говорю - какой бы термин подобрать, чтобы никому дурно не сделалось? - ладно, хрен с вами, я говорю условному мирозданию: расслабься, это мой клиент.
И у.м. немедленно расслабляется и вычеркивает нехорошего человека-врага из своих проскрипционных списков. Потому что нет дурных чужую работу делать.
Причем когда я с постной рожей, колоссальным усилием воли прощаю "врага" и при этом втайне рассчитываю, что справедливость все-таки будет восстановлена, и сотрудники Небесной Канцелярии покарают злодея, этот мой тайный рассчет на наказание злодея тоже считывается как "расслабься, это мой клиент".
Что происходит в таком случае. Или у меня достаточно силы, чтобы самостоятельно наказать "врага" - ятаганом (это, кстати, самый экономичный для мстителя вариант), или, гхм, силой мысли (метод, в той или иной степени знакомый всем т.н. "цивилизованным" людям) - и я это делаю, со всеми вытекающими (для меня) последствиями.
Или у меня недостаточно силы, и все ее жалкое количество я буду тратить на безуспешные (часто неосознанные) попытки наказать "врага".
Все это, скажем так, непрактично. Столько других интересных вещей, есть чем заняться.

И только простив врага (в данном случае "простить" = "забыть", во всяком случае эмоционально забыть), мы отдаем его в руки инстанции, которой всяко виднее. Разберется как-нибудь. Нас это, в любом случае, уже не касается.

P.S.
Как и все заметки, которые я пишу в последнее время, это не повод поспорить и обсудить. Это просто наблюдения над тем, как чего работает. Изложенные довольно косноязычно. Но мне и тем, кто в данный момент производит аналогичные наблюдения, все понятно, а для остальных всяко пустой звук.
А спорить и обсуждать у меня уже плохо получается. И скоро, если будет на то милость Аллаха, перестанет получаться совсем.