April 15th, 2009

чингизид

невозможно работать

Мне прислали, во-первых, "Вавилонского голландца",
а во-вторых, "Лучшее лето в ее жизни" - наконец-то,
а в-третьих, очередные "Инородные сказки", до кучи.

И все это настолько лучше на бумаге, чем было на экране (никогда не устану удивляться этому удивительному свойству хороших текстов), что впору бросить все дела и почитать. Ну, типа как люди читают. Я же тоже хочу иногда.

Видимо, это (бумага) работает так: у нас с детства есть привычка читать хорошие книги именно в виде бумажных книг. И у каждого есть своя персональная история чтения, свой личный контекст. И когда новая книжка достаточно качественная, чтобы занять свое законное место среди прочитанного ранее и выглядеть там уместно, весь этот контекст работает на нее, т.е. искажает восприятие читателя, плюсует к впечатлению от текущей книги приятные воспоминания о чтении других хороших книг.
А когда текст недостаточно хорош, чтобы сработал вот такой условный рефлекс, срабатывает другой, и на фоне прекрасного былого читомая фигня кажется гораздо хуже, чем без всего этого контекста.

Извените што нипанатна, я всегда нипанятна.

И кстати про нипанятна, чтобы два раза не вставать.
Мне все время кажется, что я всегда говорю (пишу) немножко слишком в лоб, чересчур понятно, можно было бы и получше шифроваться. Но уже, в общем, давно знаю, что это у меня такая радужная иллюзия, когда мне кажется, что чересчур в лоб, это значит, что несколько добрых друзей, возможно, кое-что поймут правильно :)

Но вот с последней-то книжкой как вышло. Меня прям раздуло от гордости, когда удалось в финале этак изящно между делом всего несколькими словами, но совершенно недвусмысленно обозначить, что перемены произошли не только и не столько с персональной реальностью нашей бесценной буратины, но с миром ваще. И што ж? Мне тут Аня подборку ссылок на читательские отзывы наприсылала, и раньше еще кто-то что-то показывал, включая почти ужасающие в своей дотошности исследования какого-то серьезного человека, вооруженного календарем, картами и рулеткой - так вот, похоже, этих ключевых для понимания ситуации нескольких слов никто из высказавшихся вообще не заметил.

Это мне, я знаю, справедливое возмездие за "День восьмой" Уайлдера. За мой восторженный читательский отклик: "Охуенная книга, жаль только, осталось непонятно, как же все-таки Эшли из поезда сбежал". Потому что меня в финале так захватили собственные впечатления, что подробнейшие объяснения насчет побега просвистели мимо сознания. Хорошо хоть вскоре потянуло перечитать, со второго раза до меня все-таки дошло.

То есть, я тоже читатель-идиот, по крайней мере, в прошлом. Очень хорошо знаю, как у нас, идиотов, головы устроены, и как лихо мы замещаем авторский текст какой-то своей пургой на тему. И в связи с этим всерьез подумываю о необходимости размещения в конце каждого романа упражнений, как в учебниках. Типа, а теперь ответьте на десять вопросов. Очень полезная была бы практика :)